Мосул на всех не делится

Конфликт Багдада и Анкары по вопросу участия турецких войск в штурме Мосула — главного оплота ИГ в Ираке — обостряется. Турецкий президент Реджеп Эрдоган открыто игнорирует мнение официального правительства Ирака и настаивает на своем участии в операции. Более того, иракский конфликт несет угрозу войны между Турцией и Ираном.

«Мосул наш»

Напряженность в отношениях между Турцией и Ираком возросла после того, как Турция заявила, что ее войска поддержали огнем из артиллерийских орудий наступление курдских сил пешмерга на иракский Мосул.

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил в воскресенье, что турецкие войска, дислоцированные близ Мосула, обеспечили поддержку пешмерга «с применением артиллерии, танков и гаубиц».

В понедельник иракское командование совместных операций опровергло заявление Турции. «Представитель командования совместных операций отрицает любое турецкое участие в операциях по освобождению Ниневии», — цитирует «Аль-Джазира» соответствующее заявление.

Позже министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что огнем турецкой артиллерии были убиты 17 представителей «Исламского государства». Парламент Турции проголосовал в сентябре за то, чтобы продлить размещение 2 тыс. военнослужащих в северной части Ирака еще на год для борьбы с «террористическими организациями».

Около 500 из этих военных размещены на базе Башика, они натаскивают для борьбы с террористами ополченцев из числа курдов и суннитских арабов. «Пешмерга приняли меры, чтобы очистить город Башика от ДАИШ, — говорил ранее Йылдырым, используя арабский акроним для обозначения ИГ. — Они попросили помощи у наших войск на базе Башика и мы поддержали их с применением артиллерии, танков и гаубиц».

Турция неоднократно заявляла, что хотела участвовать в операции в Мосуле, но турецкое присутствие на севере Ирака вызывало возмущение Багдада и представителей доминирующих в федеральном правительстве шиитских партий.

Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади назвал заявления Стамбула об участии в боевых действиях турецких войск «безосновательными и не соответствующем действительности» и в очередной раз призвал турков уйти с севера страны.

Еще в начале октября правительство Абади просило созвать экстренное заседание Совбеза ООН для обсуждения турецкого присутствия, и обе страны вызвали послов друг друга, чтобы выразить протест.

Президент Турции Реджеп Эрдоган, выступая на митинге в турецком городе Бурса, заявил об исторических претензиях его страны на Мосул.

«Надо понимать, что у Ирака много древних городов. В истории и Киркук был нашим. Мосул был нашим», — сказал Эрдоган.

Он подверг критике действия Запада, отметив, что западные страны «в буквальном смысле ничего не сделали» для Ирака и Сирии до сегодняшнего момента. «Пока они ничего не делали, они мешали таким искренним нациям, как мы, делать что-то», — заявил Эрдоган.

Ранее США призвали Турцию уважать мнение иракского правительства по вопросу военного присутствия в этой стране.

«Все соседи Ирака должны уважать суверенитет и территориальную целостность Ирака», — заявлял официальный представитель Госдепартамента Джон Кирби.

При этом министр обороны США Эштон Картер, посетивший Багдад в субботу и курдскую столицу Эрбиль в воскресенье, заявил накануне своего визита в Ирак, что Турции «должна быть отведена роль в наступлении Мосула».

Однако Абади после встречи с Картером в очередной раз отверг эту идею. «Я знаю, что турки хотят участвовать … Мы говорим им «спасибо», если что, иракцы будут обращаться, но иракцы освободят Мосул», — сказал он.

Противник Турции не в Багдаде и Дамаске, а в Тегеране

Существует угроза войны между Ираном и Турцией из-за иракского конфликта, считает экс-посол США в Афганистане, Ираке и ООН Залмай Халилзад. Об этом написал в своей статье для военно-аналитического издания The National Interest.

В начале октября Халилзад посетил Турцию и Курдистан. По его оценкам, существует пять ключевых проблем, по которым мнения Ирака и Турции диаметрально расходятся, что может привести к войне.

Как пишет Халилзад, гражданские войны в Сирии и Ираке, между которыми есть тесная взаимосвязь, — продукт региональной геополитической борьбы, ключевые игроки которой не Багдад и Дамаск, а Турция и Иран. Они с выгодой для себя пользуются этническими и конфессиональными конфликтами своих соседей.

С точки зрения Анкары, разногласия с Багдадом по поводу присутствия турецких войск северо-восточнее Мосула — не столько спор между Турцией и Ираком, сколько между Турцией и доминирующими в регионе шиитами, на которых существенное влияние оказывает Иран.

Интересы Анкары простираются не только на Мосул, но и на весь прилегающий регион, считает Халилзад. Иран хотел бы учредить в этой области некий автономный район, который объединил бы иракские, сирийские и турецкие курдские зоны.

Турки полагают, что Иран заинтересован в том, чтобы прорубить коридор до средиземноморского побережья Сирии и Ливана.

Согласно этому замыслу, через Мосул проходит самый короткий маршрут. Именно эти планы хотят свести к нулю турки.

У Турции есть исторические и культурные связи с Мосулом и его населением — суннитскими арабами и туркоманами. Главный советник Эрдогана Ильнур Севик уже говорил, что этот регион, наряду с северной Сирией, туркам не надо было оставлять после Первой мировой войны.

Ключевые арабские лидеры в Мосуле рассматривают близкие связи с Турцией как весьма важный элемент военно-политического баланса, опасаясь потенциальной угрозы шиитского ополчения и стоящего за ним Ирана. Турция считает, что суннитское туркоманское население региона в связи с этим особенно уязвимо.

Замыслы шиитов, по мнению Турции, предполагают выселение суннитского туркоманского населения из окрестностей Мосула в район Тель-Афар.

По словам Халилзад, Турция установила тесные стратегические отношения с властями Иракского Курдистана. Они включают обязательства перед Эрбилем по защите его от возможных угроз, включая те, что исходят от Багдада. Анкара намерена присутствовать в курдском регионе много лет.

Вместе с тем Турция продолжает борьбу против Рабочей партии Курдистана (РПК), которая в течение четырех десятилетий осуществляет подрывные действия против турецкого государства, в том числе с территории северного Ирака. Формирования PПК дислоцируются в регионе Синджар с тех пор, как их участие в боевых действиях помогло выбить ИГ из этого района прошлой осенью. Турция выступает резко против участия отрядов РПК в штурме Мосула.

США находятся в центре этого сложного и неоднозначного противоборства, пишет Халилзад. В Вашингтоне, по мнению дипломата, неравнодушны к сложному положению Багдада. Однако налицо явное желание американцев помочь премьеру Ирака Абади и тем самым уменьшить зависимость Багдада от Ирана. Намерения Турции США оценивает как мало предсказуемые.

Вашингтон даже оказывал давление на руководство Иракского Курдистана в целях координации усилий по выводу турецких войск с военной базы Башика, утверждает экс-посол.

Однако Вашингтон разделяет и беспокойство Турции относительно иранских устремлений в регионе и опасности шиитского народного ополчения, потенциально способного к бесчинствам по отношению к суннитскому населению в Мосуле, считает Халилзад. Это может привести к взрыву религиозного конфликта по всей в стране даже после того, как ИГ будет выбито из Мосула.

Задача США — облегчить операцию против ИГ в Мосуле, но одновременно и сорвать далеко идущие иранские планы (включая действия шиитских ополченцев, контролируемых Ираном, в самом городе), и свести к нулю возможность потенциального вооруженного столкновения между иракскими и турецкими войсками.

Несколько недель назад по инициативе Вашингтона высокопоставленные сотрудники спецслужб Ирака и Турции встретились в Стамбуле, уверяет Халилзад. Они достигли принципиальной договоренности по использованию турецкой базы Башика к северо-востоку от Мосула. Принято решение считать ее базой западной коалиции и не требовать, чтобы турецкие войска ушли оттуда.

Суть инициативы состоит в том, чтобы войска других членов западной коалиции могли дислоцироваться на базе Башика вместе с турецкими войсками и иракскими суннитскими добровольцами. Это дает США рычаги воздействия на шиитское ополчение и их действия под Мосулом и должно помочь избежать дальнейшего ухудшения отношений между Багдадом и Анкарой.

Однако турки намерены осуществлять свое военное присутствие в северных районах Ирака ровно столько, сколько сами посчитают возможным в этой обстановке, что усложняет ситуацию, считает Залмай Халилзад. Кроме того, нападки с турецкой стороны на иракского премьера Абади и бестактные замечания Анкары о багдадском парламенте не способствуют нормализации иракско-турецких отношений. Это контрпродуктивно, поскольку усиливает позиции шиитских ополченцев. Последние начинают утверждать, что иракское правительство слабо и что они необходимы в Мосуле, чтобы защитить территорию Ирака от вмешательства извне.

Источник новости

Читайте также: