«Я рассчитываю, что скоро все осужденные за шпионаж в России грузины вернутся домой»

2016-й год может принести много интересного в контакты России и Грузии — стран, не имеющих дипломатических отношений после войны 2008-го и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. Специальный представитель премьер-министра Грузии по России Зураб Абашидзе поделился ожиданиями с журналом «Мир и политика». 
В феврале Зураб Абашидзе проведет в Праге очередной раунд консультаций с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным — этот формат работает после смены грузинских властей в 2012-м.
 
З.А. — Нашему с господином Карасиным диалогу исполнилось три года. Я считаю, что нам удалось серьезно продвинуться в плане восстановления торгово-экономических и транспортных связей, решить определенные гуманитарные проблемы. Но можно было бы сделать и больше. Это при условии прогресса на «главном фронте переговоров» – после войны 2008 года в формате Международных консультаций в Женеве обсуждаются проблемы, связанные с конфликтными регионами – Абхазией и Цхинвальским регионом/Южной Осетией. Напомню, что в грузино-российских отношениях центральная проблема связана с уважением Россией принципов территориальной целостности и суверенитета Грузии. На попытки нормализации отношений негативно повлияло подписание договоров по дальнейшей интеграции Москвой с Сухуми и Цхинвали, так как мы расцениваем это как шаг в сторону фактической аннексии.

МП —  К очередной Вашей встрече с Карасиным решатся самые актуальные сейчас вопросы послабления визового режима для граждан Грузии и передачи Грузии осужденных за шпионаж в России?

З.А. — Торговлю нам удалось восстановить почти в полном объеме. По грузинскому экспорту мы расширили позиции поставляемой в России продукции. Транспортные коммуникации восстановлены, авиационное сообщение стало регулярным и объемы пассажирских перевозок растут. Сейчас российские коллеги говорят, что идет интенсивная работа с целью упрощения визового режима для граждан Грузии. В чем это выразится, пока неясно, мы ждем новостей из Москвы. Многие наши граждане заинтересованы в том, чтобы попасть в Россию было бы легче. Там большая диаспора выходцев из Грузии, ориентировочно это — 800 тысяч, здесь же — их родственники. Значителен сегмент грузинских предпринимателей, которые работают с российским рынком. При этом не забудьте, что уже давно гражданам России не нужны визы в Грузию. Более того, с этого года россияне могут здесь оставаться не 90, а 360 суток подряд. Мы ждем либерализации визового режима с Европой в 2016-м, а в Россию съездить по-прежнему очень сложно. Думаю, в Москве должны над этим поразмышлять.

МП — А что по судьбе осужденных в России за шпионаж грузин?

З.А. — В 2014-м мы вернули на родину трех наших граждан, которые отбывали длительные сроки в России по этому обвинению. Я воздержусь называть точную цифру по другим осужденным с аналогичным обвинением. Это менее 10, скажем так. Среди них могут быть лица с двойным гражданством. Это деликатная тема. Очень рассчитываю, что скоро все смогут вернуться домой.

МП — В Грузии отбывают сроки граждане России по такой статье?

З.А. — Мы условились с Григорием Борисовичем Карасиным не вдаваться в детали до окончательного решения вопроса.

МП — Разведчикам никто не рад, иное дело туристы. Как обстоят дела с российскими отдыхающими в Грузии?

З.А. — Динамика хорошая. Ежегодно отмечается рост. Популярны среди россиян наши курорты, как летние, так и зимние. Сейчас в Грузии открываются все новые и новые горнолыжные трассы, я думаю, это привлечет еще больше российских гостей. Что касается предположений о том, что закрытие для россиян турецких курортов нам на руку, то это поверхностно и несерьезно так говорить. Мы, как страна, находящаяся между этих двух держав, только за деэскалацию напряжения. Иначе все это очень отрицательно будет влиять на безопасность не только в нашем регионе, но и глобально.

МП — За первые два года после отмены в 2013-м российского эмбарго Грузия вывезла в Россию продукцию на 400 миллионов долларов. Как отразился кризис на экономических связях двух стран?

З.А. — По российским источникам, падение товарооборота России с другими странами составило 35 процентов. Снижение в наших двусторонних обменах меньше — от 10 до 15 процентов. Особенно это коснулось вина, поставки в Россию снизились почти вдвое. Но все равно Россия на первом месте в списке стран, куда мы поставляем алкоголь.

МП — Запад однозначно поддерживает консультации Грузии и России. А кто против?

З.А. — Из здравомыслящих людей никто. Есть в Грузии часть оппозиции — они максималисты, они против, хотя, уверен, сами прекрасно понимают, что диалогу нет альтернативы. Это с их стороны конъюктурный подход — требование прекратить разговор с Россией. Но, простите, а что взамен? Вместе с тем, я хотел бы подчеркнуть, что диалог с Россией — это лучший способ для Грузии защитить государственные интересы.     

МП — По опросам примерно 70 процентов граждан Грузии за НАТО и столько же за прагматичные отношения с России. Как это соотносится?

З.А. — Я думаю, это показатель реалистичных подходов в нашем обществе, которое при всех очевидных устремлениях на Запад поддерживает диалог с Россией. Но вот есть и другая цифра. Она менее приятная — более 60 процентов в Грузии считают Россию главной внешней угрозой. Реальными делами желательно уменьшить этот показатель. Но он может быть снижен только прогрессом в решении проблем связанных с нашими конфликтными регионами.

МП — Грузия ждет в 2016-м сближения с НАТО. Россия этим обеспокоена Что Вы на это скажете?

З.А.— Россия была обеспокоена и когда мы готовились подписать ассоциированное соглашение с ЕС. Даже кто-то говорил, что Россия не допустит этого. Однако, возможно частично и благодаря нашему диалогу и снижению градуса напряженности, все-таки удалось пройти этот этап. Надеюсь, также ситуация сложится и в плане наших отношений с НАТО.

МП — По данным опросов, примерно 30 процентов граждан Грузии высказывается за интеграцию в Евразийский союз. Попадут ли пророссийские силы в парламент Грузии на выборах осенью 2016-го?

З.А. — Не знаю, насколько эти данные точны. Посмотрим, но я не ожидаю серьезного изменения политического ландшафта в нашей стране.

МП — Может ли состояться в обозримом будущем встреча представителей руководства России и Грузии?

З.А. — Конкретной подготовки не ведется, но мы всегда говорим, что за такие встречи, с условием какого-то прогресса в результате их проведения по вопросам нашей безопасности и территориальной целостности.

МП — В 2014-м делегация грузинской Торгово-промышленной палаты посетила Москву. Когда может состояться ответный визит?

З.А. — Насколько я знаю, есть планы на весну 2016-го и проведения форума бизнесменов двух стран.

МП — Еще 4 года назад, в период вступления России в ВТО, Грузия связывала свое согласие на этот счет с мониторингом швейцарскими посредниками грузоперевозок через Абхазию и Южную Осетию. Пока эта работа не началась.

З.А. — Мы проект контракта с компанией из Швейцарии практически согласовали, теперь дело за российской стороной. Встреча рабочих групп состоялась в конце сентября и вскоре готовится новая, после чего, надеюсь, перейдем на этап практической реализации проекта. Швейцарцы работают активно, помогают согласовывают детали.

Михаил Вигнанский, Тбилиси
 

Источник новости

Читайте также: