ТАПИ: перспективы и вызовы

23423423423

Турбулентность перемен на азиатском континенте – характерная черта последнего времени. С завершением в декабре 2014 г. боевой миссии коалиционных сил США/НАТО в Афганистане в рамках антитеррористической кампании, в регион Западной Азии «ворвались» мегаинфраструктурные, экономические и углеводородные проекты. Первым в марте 2015 г. был заявлен Китайско-пакистанский экономический коридор стоимостью 46 млрд долл., а уже в декабре с.г. – газопровод Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ), тем самым подтвердив тезис смены геополитики на геоэкономику.

Церемония закладки первого камня строительства газопровода ТАПИ состоялась в Ашхабаде 12 декабря 2015 г., и четыре стороны были представлены соответственно президентом Г. Бердымухамедовым, президентом Ашрафом Гани, премьер-министром Миан Мухаммадом Наваз Шарифом и вице-президентом Индии Мохаммадом Хамидом Ансари. Конференция под девизом «Политика нейтралитета: международное сотрудничество во имя мира, безопасности и развития» прошла в рамках Международной встречи, организованной в честь празднования 20-летия Постоянного Нейтралитета Туркменистана. И, несмотря на высказываемый в прошлом в мировой прессе скептицизм в адрес углеводородного проекта, мероприятие  прошло успешно.

Кратко напомним  известные исходные данные проекта ТАПИ (согласно материалам пакистанской прессы), корректируемые временем. Протяженность нитки газопровода 1735 км (1,084 миль), проектная стоимость – 10 млрд долл. Строительство по графику стартовало 13 декабря 2015 г., пуск в эксплуатацию намечен на 13 августа 2016 г., завершение строительства всей нитки планируется на декабрь 2018 г. Согласно проектной документации, 33 млрд куб метров природного газа будет прокачиваться в год в период тридцатилетнего срока эксплуатации.

Сырье будут забирать с туркменского месторождения Галкыныш, второго по объему резервуара природного газа в мире. Далее – 700 км по территории Афганистана от Герата через юго-западные провинции, затем южнее, в направлении Кандагара, после чего трек движется в направлении пакистанской провинции Белуджистан. На газораспределительной станции (расположена вблизи пакистано-афганской границы) сырье будет прокачиваться уже по двум ниткам газопровода: первая – резко на юг, в направлении пакистанского порта Гвадар (Ормузский пролив), перевалка на танкеры и продажа туркменского газа на международном рынке; вторая нитка – для внутреннего потребления Пакистана, и далее в направлении Индии.

На начальной стадии планируется качать газ в объеме 27 млрд кубометров, из которых 2 млрд будет закупать Афганистан. Пакистан подписал соглашение на отбор газа в объеме 1325 MMcfd.

По мнению самих участников церемонии, закладки первого камня в строительство ТАПИ, проект преследует две цели: экономическую и политическую. Первая – удовлетворить растущие потребности населения (2-3 млрд жителей) стран Южной Азии и Китая в энергии, вторая – разрядить напряженность и способствовать нормализации отношений в регионе. Вице-президент Индии Х. Ансари заявил, что ТАПИ – «больше, чем проект», охарактеризовал его как «первый шаг на пути к объединению региона».

Еще в начале ноября с.г. в имплементацию этого проекта неспециалистам трудно было поверить. Реализации «угрожали» два вызова: нестабильность в Афганистане и отказ от двустороннего диалога и Нью-Дели и Исламабада. Ставя ТАПИ в приоритеты, Пакистан резко и в кратчайшие сроки меняет подходы решения существующих сложных вопросов с соседними странами, жестко усиливает контроль генералитета за афганским и индийским векторами внешней политики страны, назначая на должность советника премьер-министра по национальной безопасности – генерала в отставке Джанджуа. Он и провел серию переговоров с афганской и индийской делегациями в Париже, Бангкоке и на пятой министерской конференции «Сердце Азии – Стамбульский процесс» в Исламабаде в декабре 2015 г.

Весенне-летнее вооруженное наступление на Кабул афганских талибов, концентрация сил вооруженной оппозиции и международных террористических организаций, таких как ИГИЛ и «Аль-Каиды», ряд дерзких террористических актов (штурм и захват Кундуза афганскими талибами в  октябре 2015 г. и вооруженное нападение боевиков на аэропорт в Кабуле в конце ноября 2015 г.) ставили под сомнение возможность нормализации ситуации с безопасностью во внутренних районах Афганистана. Действия вооруженной оппозиции усугублялись провалом в июле с.г. переговоров между официальными правительственными властями и представителями Афганского Движения Талибан (ДТА), позднее, осенью – невозможностью «выдвинуть» единую кандидатуру от ДТА на переговоры с центральными властями.

Но главное даже не столько в единстве или расколе в рядах афганских боевиков, сколько в «нейтрализации» одного из основных требований талибов – отмене конституции Исламской Республики Афганистан и введении шариата на территории страны.

Годы антитеррористической международной кампании (2001–2014 гг.) для ДТА  в силу ряда причин стали периодом его становления как самостоятельной  военно-политической силы, с которой оно «убедило» считаться как администрацию Афганистана, так и региональные и мировые столицы. В результате торжественная церемония закладки первого камня строительства газопровода ТАПИ стала возможна и благодаря «договоренностям» политических и военных сил региона с афганскими талибами.

Министр обороны центрального правительства в Исламабаде Хаваджа Асиф подтвердил, что для обеспечения безопасности газопровода, проходящего через территории Туркменистана и Афганистана, его правительство будет влиять на афганских талибов, так как это отвечает национальным интересам страны. Он напомнил о событиях 1990-х годов,  когда правительство талибов на переговорах с американской компанией Yonical предоставило гарантии безопасности аналогичному газопроводу. И Кабул, и Исламабад убеждены, что афганский Талибан не выступит против проекта ТАПИ, так как он очень важен для финансовой стабильности Афганистана и, следовательно, ни одна из группировок не будет чинить препятствия.

Но встает другой вопрос – на каких условиях ДТА согласилось сыграть эту углеводородную партию?

Вторым приятным событием стало участие в церемонии закладки первого камня в Ашхабаде в строительство газопровода вице-премьера Республики Индия Мохаммада Хамида Ансари. В октябре – начале ноября с.г. и Исламабад, и Нью-Дели отвергали даже возможность проведения переговоров на уровне секретарей внешнеполитических ведомств, выдвигая каждый свои условия; но уже в декабре 2015 г. стороны совместно нажимали на кнопку «пуск» в Ашхабаде. В пакистано-индийских отношениях также произошел кардинальный прорыв. Исламабад по настоянию индийской стороны предоставил заверения в ускорении судебного процесса о расследовании теракта в Мумбае в 2008 г., в организации которого Нью-Дели обвиняет пакистанскую сторону, а также смягчение позиции Исламабада по Кашмирскому вопросу.

ТАПИ крайне важен для современного Пакистана и лично для главы кабинета министров центрального правительства Наваз Шарифа:

  • 70% потребностей в энергии будут удовлетворены этим проектом, одновременно экономя ежегодно до 1 млрд долл. Это будет способствовать реализации предвыборных (2013 г.) лозунгов премьера – устранить многочасовое веерное отключение электроэнергии и дать толчок развитию ряда секторов экономики страны;
  • подтверждение его состоятельности как лидера, дерзнувшего не только ворваться в ядерный клуб мировых держав (1998 г.), но и быть первым из гражданских и военных лидеров Исламабада, гарантировавшим поставки углеводородного сырья в страну на постоянной основе;
  • статус одного из четырех авторов строительства в регионе углеводородной инфраструктуры, управляемой из единой Диспетчерской, что открывает принципиально новую главу экономического, политического, военного сосуществования стран региона;
  • статус регионального лидера, сумевшего «объединить» Афганистан, Пакистан и Индию для участия в едином энергетическом проекте, опередить запуск аналогичного углеводородного проекта из Ирана, соблюдая режим снятия международных санкций с Тегерана.

Дипломатический рывок Исламабада, челночные визиты премьера Наваз Шарифа в республики Центральной Азии весной-осенью 2015 г. и кулуарные переговоры с лидерами Афганистана и Индии на различных международных форумах продемонстрировали достигнутый результат. Но важно дождаться, наконец, первого объема туркменского природного газа или первой капли иранской сырой нефти.

Источник новости

Читайте также: