В Москве зреет понимание, что Асад должен уйти

Договориться c сирийской оппозицией России будет довольно трудно, хотя бы уже потому, что сама она представляет собой довольно пестрый набор разрозненных групп, считают участники круглого стола, посвященного перспективам урегулирования ситуации в Сирии.

Участники круглого стола обсуждали как возможности альянса между непосредственными участниками конфликта — курдами, оппозицией, правительством Сирии, так и между государствами, которые поддерживают эти стороны, в том числе и непосредственно на поле боя.

Ранее в тот же день агентство Рейтер передало заявление командиров четырех частей, которые объявили о своей принадлежности «Свободной сирийской армии». Они заявляли, что никто из воюющих под их флагом не общался с Москвой. До этого замглавы МИД Михаил Богданов говорил, что Россия регулярно общается с представителям «Свободной сирийской армии».

Что касается положения президента Сирии Башара Асада, то ни один из участников дискуссии никаких перспектив для него не видит.

«Идея восстановить Сирию в прошлых границах и отдать ее во власть Башара Асада даже на российских штыках выглядит утопичной», — заявил старший научный сотрудник ПИР-Центра Вадим Козюлин. Он полагает что Москва начинает рассматривать возможности послевоенного устройства Сирии, в котором не будет места нынешнему президенту.

Существует ли «Свободная сирийская армия»?

В минувшую субботу министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва готова поддержать с воздуха «Свободную сирийскую армию» в тех районах, где та сражается против джихадистов.

В ответ на это прозвучало заявление командиров двух отрядов ССА, которые сказали, что для начала сотрудничества Москва должна прекратить бомбить их позиции.

Как и в случае с ответом Михаилу Богданову, реакция «Свободной сирийской армии» была высказана представителями нескольких групп, а не неким центральным органом, который был бы уполномочен представлять ССА.

Член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев сказал, что на самом деле этой военной оппозиционной организации не существует с 2014 года, ее части действуют самостоятельно, но некоторые вошли в состав двух новых оппозиционных объединений вместе с курдами (Патиев, в первую очередь, говорил о деятельности курдов).

При этом, по его словам, никакого противоречия в том, что заявления российского МИД опровергаются сирийцами, нет.

«Свободная сирийская армия» распалась на несколько группировок, каждая из которых может выдавать себя за нее. Было заявление о переговорах с одними, но потом выступили другие, которые тоже себя называют «Свободная сирийская армия» и заявили, что никакой договоренности с Россией нет«, — сказал он.

По словам Патиева, ситуация в оппозиции запутана настолько, что некоторые оппозиционные группировки исламистского толка даже имеют контакты с «Исламским государством». С этим тезисом поспорил публицист, специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид, который отметил, что исламистская оппозиция Асаду из той же группировки «Аль-Нусра» постоянно воюет с ИГ.

«Но в целом я согласен, что нет какой-то единой антиасадовской оппозиции, есть огромное количество групп, которые могут вступать в коалиции, разрывать эти коалиции, называть себя как угодно. То, как они себя называют, зависит от того, с кем они разговаривают, — могут себя назвать «Свободной сирийской армией», могут «Исламскими бригадами», — сказал он.

Сможет ли Россия помочь Асаду?

На прошлой неделе после внезапного визита Башара Асада в Москву и его переговоров с Владимиром Путиным пресс-служба Кремля заявила, что Россия готова оказать помощь Сирии в поисках политического урегулирования кризиса в стране.

Москва и Тегеран — главные союзники сирийского правительства, которые непосредственно поддерживают сирийскую правительственную армию на поле боя.

«Нет никаких сомнений в том, что — по крайней мере в ближайшем будущем — усилия Путина будут направлены на то, чтобы всячески укрепить положение Асада», — прокомментировал этот визит дипломатический обозреватель Би-би-си Джонатан Маркус.

Между тем, участники круглого стола в Москве считают, что Москва вряд ли делает серьезную ставку на Башара Асада.

«Может быть, сегодня рано об этом говорить на дипломатическом уровне, но не удивлюсь, если в кулуарах такие разговоры уже ведутся. А визит сирийского лидера дал поводы поразмышлять, а не присматривает ли он себе убежище?» — сказал старший научный сотрудник ПИР-Центра Вадим Козюлин.

По его словам, Россия сейчас явно изучает возможности устройства послевоенной Сирии, причем она ведет переговоры с представителями ОАЭ, Саудовской Аравии, Кувейта.

Он высоко оценивает позиции России на Ближнем Востоке и считает, что Москва сыграет ключевую роль в урегулировании сирийской проблемы, но без участия Башара Асада.

Между тем, по словам старшего преподавателя кафедры истории Ближнего и Среднего Востока ИСАА Павла Шлыкова, у России как раз нет четкого представления о будущем политическом устройстве Сирии, и, как следствие, ей сложно вести переговоры как с Западом, так и с Асадом.

Политический диалог

Мысль о том, что Сирия сейчас крайне далека от возможности политического диалога, поддержал и публицист Михаил Магид, который обвинил в этом, прежде всего, Москву, которая участвует в конфликте на стороне правительственных сил с 30 сентября.

«Политическое урегулирование стало гораздо дальше, поскольку произошла эскалация военного противостояния, увеличились силы противоборствующих сторон, повысился градус конфликта», — сказал он.

«Похоже, что вмешательство России и Ирана остановило процесс (или временно его остановило) падения режима Асада», — заметил эксперт в другой части дискуссии.

Фархат Патиев, представляющий интересы курдов, был, возможно, самым оптимистичным из всех участников круглого стола.

Он считает, что необходимо действовать уже сейчас и что к политическому процессу вполне возможно привлечь не Башара Асада, но некоторых его сторонников.

«Мы говорим о свержении режима Асада и режима „Баас“ (Партия арабского социалистического возрождения, к которой принадлежит Башар Асад), но это не значит, что в новой Сирии не будет никого, кто был вокруг него. Это часть сирийского общества, и она останется в новой Сирии», — сказал он.

Однако в целом, по оценкам экспертов, ситуация в Сирии пока что дает мало поводов для оптимизма.

Помимо прочего, как считает Павел Шлыков, проблема еще и в том, что каждая из сторон преследует прежде всего свои цели.

«Есть общий враг, который признается многими [„Исламское государство“]. Но в борьбе с этим врагом каждый преследует свои цели. Турки хотят решить проблему курдов, мы [Россия] разыгрываем ситуацию с Асадом, американцы разыгрывают ситуацию с Асадом в другом ключе, поддерживают по этому поводу курдов и сталкиваются в этом вопросе с турками, саудовцы хотят видеть регион более исламизированным, и так далее. Каждый из государств-участников коалиции преследует свои собственные интересы», — сказал он.

Источник новости

Читайте также: