Потенциальный налогоплательщик или балласт?

— Начнем с того, что такое мигрант для общества, его принимающего? Это потенциальный налогоплательщик и родитель будущих налогоплательщиков или все-таки ненужный балласт?

— Все зависит от того, откуда приходят мигранты, с какими знаниями, с каким образованием, и в какую страну они приезжают. Есть экономики с низким уровнем безработицы, которые нуждаются в рабочей силе, а есть такие, где и своих безработных достаточно — там прилив мигрантов вызывает лишь проблемы.

— По немецким прогнозам, в 2015 году беженцы обойдутся казне Германии в 10 миллиардов евро. Действительно ли так легко измерить последствия миграции в денежном выражении?

— Конечно, экономисты пытаются проводить исследования, изучать последствия миграции в разных странах. Вообще, прежде всего, надо поделить мигрантов на две категории. В первую входят люди, которые бегут от насилия на родине и просят политического убежища — в их случае решение необходимо принимать быстро, и экономические вопросы тут зачастую отходят на второй план. Ну, а еще можно говорить о долговременном приливе мигрантов в определенную страну, например, в США, или о долговременном пребывании мигрантов в стране на основании краткосрочных трудовых договоров — такая ситуация сложилась, к примеру, в Швейцарии, где долгие годы на рабочих специальностях трудятся испанцы, итальянцы и португальцы. Эти люди вносят свой вклад в развитие экономики страны, не становясь при этом частью постоянного населения. Если взглянуть на Германию, которой за последние 15-20 лет удалось снизить уровень безработицы с двухзначных цифр до 5%, то можно сделать вывод, что ее экономика нуждается в новой рабочей силе. Там прилив иностранных рабочих дает положительный эффект. А в Испании, например, где около 50% молодых специалистов не могут найти работу, мигранты могут лишь обострить ситуацию с экономической точки зрения.

— Так называемым экономическим мигрантам путь в Европу практически закрыт. Но разве опыт США и других стран не доказывает, что и мигранты, которые меняют место жительства ради улучшения своего уровня жизни, могут быть полезны для экономики принимающей их страны?

— Да, в долговременной перспективе это так. Если привести в пример Америку, то это как раз была страна, обладавшая огромными природными богатствами, но страдавшая от недостатка рабочих рук. Поэтому многие люди, которые эмигрировали туда, встали на ноги и чувствуют себя прекрасно».

— По мнению некоторых экономистов, экономические мигранты выгодны для общества уже в среднесрочной перспективе. Вы с этим согласны?

— Как только мигранты выходят на местный рынок труда и начинают создавать добавленную стоимость, общество от этого только выигрывает. Большинство проблем, возникающих с такими мигрантами, носят социальный, я бы даже сказал, философский характер. А если смотреть по экономическим критериям, то такие эмигранты, как правило, берутся за работу, от которой отказывается местное население. Опять же пример Швейцарии — страна процветает, потому что иностранцам находится место именно в тех областях, в которых местная экономика имеет резервы. Есть даже целые отрасли промышленности, для которых гастарбайтеры жизненно необходимы, например, строительство. Во многих странах на стройках работают мигранты: в Чехии это украинцы, в Америке латиноамериканцы. А индусы, например, специализируются на технических специальностях. В случаях, когда ограничиваются возможности въезда таких мигрантов в страну, от этого страдают целые отрасли экономики.

— Ключом к успешной интеграции переселенцев, будь то политические или экономические мигранты, является их трудоустройство, возможность найти работу. Готова ли Европа обеспечить работой сотни тысяч беженцев, которых она принимает сейчас?

— Мы наблюдаем сейчас, что Европа не готова к приему мигрантов, у нее нет стратегии ни на случай внеочередных событий — кризиса как сейчас, ни долговременной концепции с учетом того, что население Европы стареет. США за последние десятилетия увеличили численность своего населения на 50 процентов, у Европы же в этом плане нет никакой стратегии, поэтому решения принимаются ad hoc и приводят к конфликтам между странами и внутри стран. Мне кажется, что разработка единой концепции помогла бы всей Европе в целом и ее странам по отдельности».

Квоты не самое лучшее решение

— Венгерский премьер Виктор Орбан, выступая недавно на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, предложил создать общемировую систему квот для беженцев. Чтобы бремя заботы о них было распределено между основными участниками международной политики. Что вы думаете об этом предложении?

— С экономической точки зрения, квоты, конечно, не являются наилучшим решением, «Тут опять же нельзя смешивать экономических мигрантов и политических беженцев. В случае с политическими беженцами, которые нуждаются в помощи как можно быстрее, использование квот было бы возможно. Но гораздо лучше работает система, в которой учитываются предпочтения как самих мигрантов, так и стран, которые их принимают. Я сам был политическим беженцем сначала в Швейцарии, а потом в США, особой свободы выбора у меня не было, но я был благодарен уже за то, что меня приняли. В случае с экономическими мигрантами каждая страна имеет право решать, будет она принимать таких мигрантов или нет, и если будет, в каком количестве. То есть интересы экономических мигрантов должны соответствовать интересам страны, их принимающей».

— Есть ли у нас возможности отличить политических беженцев от экономических мигрантов со стопроцентной гарантией, учитывая, что рынок поддельных документов в свете последних событий развивается довольно стремительно?

— Оптимальное решение пока не найдено, но нужно к нему стремиться. В нынешней ситуации наше спасение в цифровых технологиях, идентификации на основании фотографий. Если беженец когда-то размещал свои фотографии в социальных сетях, можно выяснить, где и когда были сделаны эти фотографии. Это не идеальное решение, и оно никогда не будет идеальным. Но так у органов, которые решают судьбу беженцев, есть хоть какая-то возможность выяснить, из какой страны прибыл мигрант, особенно если речь идет о молодых людях. Выход из миграционного кризиса нужно искать сообща, особенно в Европе. Если мы хотим сохранить Шенгенскую зону с правом на свободное передвижение — а для нас, выходцев из Центральной и Восточной Европы, лишенных этого права на протяжении десятилетий, это очень важный аспект свободы, мы должны найти единое скоординированное решением.?

Ян Швейнар, профессор, один из самых известных в мире экономистов чешского происхождения. В 1970 году он, еще будучи школьником, эмигрировал из Чехословакии — сначала в Швейцарию, а потом в США. Ян Швейнар преподает экономику в Колумбийском университете и одновременно возглавляет Центр глобальной экономической политики, работающий при том же вузе. В нашей студии мы поговорим с профессором о миграционном кризисе в Европе и его экономической составляющей. Долгие годы Ян Швейнар был консультантом президента Чехии Вацлава Гавела по вопросам экономики, в 2008 году сам выдвинул свою кандидатуру на пост президента Чехии, но выборы проиграл. А еще профессор Швейнар мигрант с приличным стажем, поэтому сегодня мы будем задавать ему вопросы об экономической стороне миграции.

Источник новости

Читайте также: