Китай неповластен «тихой дипломатии»

Spiegel Online: Ангела Меркель совершает восьмой визит в Китай. Amnesty International и другие организации призвали ее выразить свое мнение об ухудшающейся ситуации с правами человека. Что, по-вашему, является в настоящее время насущной проблемой?

Софи Ричардсон: Ситуация так драматична, что я даже не знаю, с чего начать. Не терпит отлагательств вмешательство в дело почти 300 адвокатов, которые специализируются на защите прав человека: допрашивать и задерживать их начали в июле. Большинство из них уже находятся на свободе, однако этого недостаточно. Необходимо сделать так, чтобы они могли возобновить свою деятельность. Эти адвокаты и адвокатессы — небольшая, но крайне важная для будущего Китая группа гражданского общества. Г-жа Меркель может многого добиться, если она вступится за них. В Китае она пользуется большим авторитетом, она действительно может повлиять на правительственные круги.

— Что именно следует Меркель настойчиво требовать во время переговоров?

— Речь идет о том, чтобы вновь обеспечить адвокатам возможность делать самые простые вещи: им постоянно отказывают в доступе к доказательственному материалу, им вообще не позволяют прийти в суд, а если и позволяют, то часто их лишают доступа к своим делам.

— На протяжении многих лет Германия поддерживает с Пекином так называемый диалог правовых государств. Как вы относитесь к форуму, в рамках которого на уровне министров обсуждаются реформы в сфере гражданского, административного и уголовного права?

— Представители Соединенных Штатов также встречаются регулярно с китайскими властями и ведут такие «диалоги». Там Китай, возможно, и попадает иногда в неприятное положение, поскольку ему приходится оправдываться из-за непростительных процессов в сфере правосудия. Но в целом мы очень критично относимся к этим диалогам. Ведь для китайцев они представляют собой удобную площадку, позволяющую в официальной атмосфере «избавиться» от всего, что имеет отдаленную связь с правами человека. Впрочем, власти Китая не единственный адресат эффективной политики в области прав человека — им являются и правозащитники к китайских провинциях. Они в первую очередь нуждаются в поддержке и одобрении.

— Меркель часто бывает в Китае и относительно хорошо знает страну. Как вы оцениваете итоги ее деятельности в качестве политика, которому важны права человека?

— Она — одна из немногих западных политиков, которые всегда поднимали тему прав человека, но мы заметили, что последние два года ее голос стал тише. Ей следовало бы вернуться к четкому, недвусмысленному, вежливому и одновременно критическому тону. Китайцы ждут этого от нее. И китайское правительство ни в коем случае не охватит паника, если прозвучат ясные слова о правах человека.

— Связанное с этим беспокойство, кажется, испытывают британские власти, которые практически отказались публично затрагивать гражданские права и преследование меньшинств.

— Такая позиция британцев, которую можно было наблюдать недавно, во время визита председателя КНР Си Цзиньпина, не только подрывает политику по правам человека Европейского Союза, но и в долгосрочной перспективе вредит самой Великобритании. В Лондоне, по-видимому, полагают, будто отказ затрагивать тему прав человека положительно отразится на взаимной торговле. Но весь накопленный опыт учит тому, что в отношении Китая подобная политика не действует. Позиции того, кто проявляет слабость по вопросу прав человека, будут слабыми и в обсуждении других тем с Пекином, не говоря уже о том, как опозорилась Великобритания.

— Не только британцы, но и политики других стран аргументируют тем, что «тихая дипломатия» помогает достигнуть результатов в том, что касается прав человека, а «политикой громкоговорителя» ничего не добьешься.

— Если «тихая дипломатия» так полезна, то я задаю вопрос, почему ситуация с правами человека в Китае настолько плоха, почему так много невиновных сидит в тюрьме, почему в Тибете и автономном районе Синьцзян имеют место столь ужасные случаи нарушения прав человека. Почему, собственно, политики и дипломаты всегда противятся «политике громкоговорителя» только тогда, когда речь заходит о правах человека? Когда выяснилось, что мобильный телефон канцлера прослушивался, то г-жа Меркель совершенно четко сказала Вашингтону, что она об этом думает, и ее услышали. Или когда у Запада возникает торговый конфликт  с Китаем или Запад выступает против действий Пекина в Южно-Китайском море, никто не боится четко высказаться. Но вопросы прав человека должны обсуждаться за закрытыми дверями? Нет, «тихой дипломатии» недостаточно, тем более в отношении Китая.

Источник новости

Читайте также: