Энергетические проекты: гигантские нефтегазовые месторождения

Специалисты IHC установили, что уже четверть века общемировые темпы обнаружения новых нефтегазовых месторождений снижаются. Это касается всех стран, всех континентов и всех типов углеводородных залежей, кроме американских сланцевых. Но уникальный сланцевый пузырь США действительно является исключением из многих макроэкономических правил. И не факт, что это исключение носит позитивный характер для самих США, для их энергетической отрасли и для всей глобальной экономики.

В Норвегии за последние 20 лет вообще не обнаружено ни одного нефтегазового месторождения – ни крупного, ни мелкого. Хотя на цели шельфового обнаружения норвежским бюджетом были ассигнованы и успешно потрачены десятки миллиардов долларов.

В акватории Персидского залива уже исследованы большинство участков с минимальным шансом на полезную находку.

Во многих регионах планеты поиски и добыча энергоносителей связаны с преодолением природных и политических трудностей. Часто в комплексе с вооруженными конфликтами и разгулом криминала. Например, в отдемократизированной Ливии геологоразведка отменена в принципе. Могучие транснациональные монополии пытаются сохранить уровень добычи ливийской нефти и газа – что в условиях фрагментированной государственности, религиозно-националистического антагонизма крайне тяжело. Не всё можно купить, особенно у фанатиков с мясницкими тесаками.

Из 20 крупнейших нефтяных месторождений мира в XXI веке открыты… четыре. Саудовские Гавар и Сафания-Хафджи качают черное золото с 1948 и 1951 годов. Мексиканский Чиконтепек – с 1926, венесуэльское Шельф Боливара – с 1917 года!

Аналогична ситуация с газовыми и смешанными залежами. Катаро-иранский Парс заработал в 1991 году, российские месторождения Сибири и Ямала – с 60-ых годов прошлого века.

И все же крупные углеводородные открытия случаются, пусть и вопреки статистике IHC. Как же складывается их судьба после первичной эйфории? От чего зависит и к каким последствиям приводит?

Туркменское супергигантское месторождение Галкыныш обнаружено в 2006 году. Его газовый объем оценивается в 22-26 триллионов кубометров (крупнее только Северный и Южный Парс, причем суммарно). Наземная площадь залежей – почти 2.000 квадратно-пустынных километров. Нефти в Марийской области Туркменистана пока найдено «всего» 300 млн. тонн, она является попутным продуктом газовых разработок. Первый газ извлечен на поверхность в 2009, экспортная добыча началась в 2013.

Основным потребителем туркменского газа (и основным инвестором в супергигантскую находку) стала китайская государственная компания CNPC. За несколько лет и без всякой медийной шумихи через территории Узбекистана и Казахстана проложен магистральный газопровод в КНР. Куда и поставляется 80 % голубого топлива туркменского происхождения, причем не только из Галкыныш.

Иранский газовый гигант «Киш» – около 19 трлн. кубометров газа и 0.5 млрд. тонн газового конденсата. Открыт иранскими геологами и разрабатывается иранскими компаниями NIOC и PEDEC после исключительно иранских инвестиций объемом около 3 млрд. $. В условиях жестких западных санкций (финансовых, технологических, персонально углеводородных) от обнаружения до промышленного освоения «Киш» с опорой на собственные силы прошло пять лет, с 2006 по 2011.

Казахстанский Кашаган – крупнейшее нефтяное месторождение на территории бывшего СССР. Открыт в 2000 году на мелководном шельфе Каспия, балансовая оценка запасов – от 20 до 60 миллиардов баррелей нефти, до 1 трлн. м3 газа. После многолетних согласований проекта в его разработке участвуют крупнейшие энергетические концерны мира: Total, ExxonMobil, Shell, китайская CNPC, японская Inpex, казахстанские корпорации. От разведочных успехов до промышленной добычи на Кашагане прошло 13 лет. Общая сумма только зарубежных инвестиций превысила 50 млрд. долларов.

В сложнейших природных и геологических условиях (полугодовое замерзание Северного Каспия, сейсмоактивная зона, пятикилометровые глубины нефтеносных пластов, высокое содержание в них сероводорода) технические работы выполнены неудовлетворительно. У семи нянек трубопровод с прорехой. Иранцы в одиночку справились лучше, дешевле и быстрее. Добычу приостановили уже через несколько недель (!) в связи с утечкой попутного газа, необходима замена как минимум 200 км глубоко замурованных труб. В связи со спадом мировых цен на нефть восстановление добычи на Кашагане заморожено. Эксперты оценивают рубеж инвестиционной привлекательности месторождения в 100 $/баррель, и это после всех уже состоявшихся инвестиций! Участники комплексного проекта заняты междоусобными судебными процессами в связи с экологическим ущербом природе и бюджету Казахстана…

Глубоководное «Тайбер» в Мексиканском заливе открыто в 2009 году. Его запасы оцениваются в 5 млрд. баррелей, пласты залегают в 10 км от уровня дна, средние морские глубины – 2 км. Корпорации British Petroleum, ConocoPhilips и Petrobras планировали приступить к промышленной добыче уже в 2012 году.

Однако в 2010 году произошла самая масштабная катастрофа в мировой нефтедобыче на морском шельфе – взрыв платформы Deepwater Horizon. Той самой, что обнаружила «Тайбер» и взорвалась неподалеку от нее. В акваторию попало 5 млн. баррелей нефти, масляное пятно достигло окружности в 1.000 км и туристических берегов США. На герметизацию аварийной скважины ушло четыре месяца, на ликвидацию экологических бедствий – более полутора лет. Расходы и ущерб компании British Petroleum превысили 25 млрд. $ Глубоководная находка продолжает ожидать пробного бурения.

Бразильский нефтяной гигант «Либра» найден в 2010 и сразу вдвое увеличил разведанные запасы южноамериканской страны. Его потенциал оценивался в 10-12 млрд. баррелей, ежегодная добыча – в 1.5 млн. баррелей. Правда, пока и уровень в 150.000 бочек/год является далекой перспективой.

«Либра» залегает на пятикилометровой глубине от уровня океанского дна, под двухкилометровым слоем воды. До ближайшего берега – более 200 км. Три года потребовалось для проведения аукциона на право разработки месторождения. Заявка была всего одна, бразильской Petrobras заблаговременно «отписали» 40 % акций. Инвестиции порядка 0.5 млрд. $ пошли только в 2014 году, началось практическое бурение… и закончился период высоких нефтяных цен.

Сроки ввода «Либры» в эксплуатацию постоянно сдвигаются, актуальным ориентиром является 2017 год. Иностранные участники проекта (европейские Total и Shell, китайские CNOOC и CNPC) существенно урезали его финансирование. Компании Petrobras после масштабного коррупционного скандала в феврале 2015 проще найти еще одну «Либру», чем получить крупный кредит. С 2013 года глубоководное шельфовое месторождение не учитывается бразильским регулятором ANP в качестве «разведанного».

Обнаружение американскими специалистами из «Anadarko» месторождения «Prosperidade» на шельфе Мозамбика стало национальным праздником 2010 года. Вполне объяснимо для страны с ВВП 900 долларов на душу населения и пребыванием 75 % этого населения за чертой нищеты. Ежегодные доходы всего мозамбикского бюджета составляют 1.5 млрд. $, «Возрождение» могло увеличить их вдвое-втрое.

Геологические условия находки вполне приемлемы – от 30 до 60 км до берега, на глубине 1-1.5 км. Объявленные запасы «Prosperidade» составили 25-29 трлн. кубометров газа и нефти. Что уже тогда выглядело слишком хорошо. Список геологоразведчиков так и не стал перечнем инвесторов. Из крупных корпораций в нем присутствует лишь итальянская Eni. Планы сжижать выкачиваемый газ и отправлять его в Индию застопорились еще на стадии «выкачивать». За пять лет промышленная разработка супергиганта не начата – что позволяет усомниться в ее рентабельности либо в самом наличии столь масштабной находки.

90 % электроэнергии Мозамбика производит единственная ГЭС Кабора-Басса, построенная португальскими колонизаторами еще 40 лет назад…

«Левиафан»: крупнейшее израильское шельфовое месторождение, шанс на энергетическую независимость Земли Обетованной, лучшая углеводородная находка в мире (!) по версии журнала «Oil and Gas Investor» Хотя мощность «Левиафана» составляет всего 0.5 трлн. газовых кубометров и 0.6 трлн. нефтяных баррелей – в 40 раз меньше мозамбикского Prosperidade. Или разведчики из «Anadarko» в том же 2010 году нашли не шельфовые залежи в далекой Африке? А метод повысить стоимость собственных акций и способ набрать льготных кредитов в родной Америке?

Промышленное освоение «Левиафана» за пять лет не началось. Что весьма странно – соседнее шельфовое месторождение «Тамар» эксплуатируется с 2013, через 4 года после обнаружения. При меньших запасах и при значительном «разбросе» пластов, при наличии на «Тамар» только газа. При фатальной зависимости Израиля от экспорта нефтепродуктов, при явном приоритете такового проекта в государственном масштабе, при наличии любого технологического и финансового обеспечения. Вполне реально создание единой трубопроводной инфраструктуры для обоих месторождений – но есть ли чем заполнять левиафанский участок трубы?

В 2015 году стало известно сразу о двух крупных углеводородных открытиях. Это нефтяные залежи Гатвик в самом центре Великобритании, едва ли не под лондонским аэропортом № 2. И египетское шельфовое месторождение «Зор» на средиземноморском шельфе. Извлекаемые запасы первого оценили в десятки миллиардов баррелей – что полностью обеспечит Соединенное Королевство нефтью на 15-20 лет. Объем второго прогнозируется в 1 триллион кубометров, что обеспечит Египет собственным газом на 10 лет. В теории, в радужных планах политиков и разработчиков.

Британский Гатвик объявлен еще и приповерхностным месторождением – достаточно пробурить всего 700-900 метров и почувствовать себя шейхом. Без всех трудностей добычи в суровом Северном море, практически с прямой доставкой топлива в центр развитой страны. Но ни одной вышки в окрестностях аэропорта Гатвик так и не появилось, а с момента бравурных реляций прошло уже полгода.

Египетский «Зор» обнаружил итальянский Eni – единственный мировой концерн, причастный к шумихе вокруг мозамбикского пузыря «Prosperidade». Будем считать, что это просто совпадение.

Освоение нефтегазовых гигантов занимает срок от 4 до 13 лет. Требует многие миллиарды инвестиций и большие расходы квалифицированного труда. Оно сопряжено с экологическим риском и судебными тяжбами между такими дружными партнерами. Оно чревато опасностью обнаружить «пустышку» после успехов разведочного бурения. Оно обладает значительной вероятностью замуровать колоссальные средства на дне морском и в карстовых пещерах.

Из перечисленных выше семи «находок века» успешно освоены только два. Причем в обоих случаях при активном, доминирующем участии государственных служб и без участия транснациональных корпораций. Не многовато ли своеобразных совпадений?

Источник новости

Источник новости

Читайте также: