В ожидании Франциска

За последние два десятилетия католической церкви удалось превратиться в основной гражданский институт кубинского общества. Это стало возможным благодаря договору с правящим режимом, выгодному обеим сторонам

Когда завтра Хорхе Марио Бергольо прибудет в Гавану, он станет третьим Папой, ступившим на кубинскую землю за менее чем 20 лет. В 1998 году это сделал Иоанн-Павел II, а в 2011-ом — Бенедикт XVI. Сравнимая частота папских визитов отмечалась за последние два десятилетия только в Бразилии и Мексике, стрнаах, в которых проживает наибольшее число католиков Западного полушария. В чем же причина столь частых посещений понтификом карибского острова, на котором правит коммунистическая партия и где лишь менее 45% населения относит себя к католикам, а практикующих католиков и вовсе меньшинство?

Официальные и неофициальные кубинские СМИ предложат в ближайшие дни самые разнообразные ответы на этот вопрос: от напыщенных и пасторальных, преувеличивающих католическую культуру кубинцев, до твердолобых политических, причем и те и другие сойдутся в одном: Франциск едет на Кубу, чтобы «поддержать тиранию Кастро». Если же вспомнить о том, что Ватикан — это государство XXI века, придерживающееся неореалистического подхода в международных отношениях, а Франциск — его верховный руководитель, чьим приоритетом является глобальное воссоединение церкви с новыми поколениями, следует признать, что у Рима есть и более веские причины.

За последние два десятилетия католической церкви удалось превратиться в основной гражданский институт кубинского общества. Это стало возможным благодаря договору с правящим режимом, выгодному обеим сторонам. Католицизм вернул себе отчасти утраченные позиции после тридцатилетнего засилья официальной идеологии, проповедующей атеизм, и правительство обрело неожиданного союзника в деле компенсации духовного вакуума нон-конформистской части общества. Ватиканская дипломатия вложила опыт и средства в реализацию максимы Иоанна-Павла II: «Пусть Куба откроется миру, и пусть мир отроется Кубе».

Будучи архиепископом Буэнос-Айреса, нынешний папа Франциск внимательно следил за путешествием Войтылы в 1998 г. и даже написал брошюру «Диалоги Иоанна-Павла II и Фиделя Кастро» (1998). В ней от утверждал, что проповеди Папы служили исполннению его евангельской миссии, а кроме того понтифик отстоял социальную доктрину церкви, дипломатически выразив свое несогласие с кубинской официальной идеологией и политической системой в очень убедительных выражениях. По мнению Бергольо, только так можно убрать препятствия, поставленные этой самой системой «непреходящему достоинству человека».

Несмотря на глубинные пртиворечия между кубинским режимом и христианской фиософией человека, Иоанн-Павел II подтвердил своим визитом возможность диалога с целью достижения пресловутого двойного открытия. Тогдашний архиепископ Буэнос-Айреса воспринял это как идеальный дипломатический ход: если Кастро стремится к отмене эмбарго и интеграции острова в международное сообщество, нужно поймать его на слове, помочь ему достичь цели, а взамен убедить его в необходимости соблюдения элементарных гражданских прав и обеспечить экспансию церкви на Кубе.

В последующие годы после визита Иоанна-Павла II этот ход так и не принес плодов. На фоне гонений на Христианское движение освобождения Освальдо Пайа, конституционной реформы 2002 г., которая провозглашала «неизменный курс на социализм», массовых арестов весной 2003-его и ужесточение репрессий в последнее десятилетие, возможность дипломатического обмена эмбарго на демократию стала совсем эфемерной. В последние три года, прошедшие с момента ухода Бенедикта XVI и выборов Франциска, идея использовать интеграцию в качестве приманки для демократизации вновь приобрела актуальность.

Чего добились Гавана и Рим этим новым витком общения? Правительство Рауля Кастро добилось того, что процесс нормализации отношений с внешним миром вошел в необратимую фазу. Церковь усилила свое присутствие в гражданском обществе, что, однако, не способствовало росту числа практикующих католиков. После некоторого оживления кубинского католического чувства в предшествующие визиту Иоанна-Павла II и последующие ему годы настал застой, который вкупе в эмиграцией священников и рядовых граждан и расколом внутри епископата по поводу генеральной линии отношений с правительством Рауля Кастро являет собой один из провалов в переговорах.

Как всякий диалог, диалог между кубинским правительством и католической церковью оставил по себе недовольных, особенно среди эмиграции и оппозиции, которая противится интеграции острова в международное сообщество. Будучи неуверенными в том, что такая интеграция поспособствует демократизации страны, некоторые оппозиционеры и эмигранты воспринимают церковь как союзника режима, не отдавая себе отсчета в том, что есть противоречия внутри епископата и между епископатом и архиепископатом Гаваны, в частности, между кардиналом Хайме Ортегой и остальными епископами. Предполагать, что целью Рима является поддержание кубинской диктатуры, значит игнорировать реалистическую предпосылку международных отношений и, одновременно, способствовать официальной нейтрализации ватиканского послания.

Кроме отправления служб в Гаване, Ольгине и Эль-Кобре, осуждающих эмбарго и отсутствие демократии на Кубе, Папа должен будет отразить нападки кубинского епископата. Так же как и в других латиноамериканских церковных иерархиях консервативного толка, римские инициативы в контексте идеи обновления морали, продвигаемой Франциском, не всегда воспринимаются с энтузиазмом кубинским духовенстве. Мы не читали пасторальных посланий кубинских епископов в защиту энциклики Франциска Lauditio si о глобальном потеплении и экологических проблемах или о позиции Франциска в отношении гомосексуализма, развода или аборта.

В рамках либеральной общественной морали доктринальный поворот Франциска пользуется поддержкой. Поскольку этот поворот не рвет с традиционным — с момента Второго Ватиканского Собора в 1965 году — разворотом Рима в сторону демократии и непреложного уважения прав человека, общественная позиция Папы не оставляет равнодушными наиболее ортодоксальные круги комммунистической партии и правительства Рауля Кастро. В ходе нынешнего путешествия Франциска по острову мы увидим его степень его популярности и заметим тонкую, но твердую критику Понтифика преследований мирных оппозиционеров.

Франциск едет на Кубу, охваченную лихорадкой ожиданий от возобновления отношений в США и от обещанной амнистии для тысяч заключенных. При этом Папа и ватиканская дипломатия едут на остров, обеспокоенные реальным ростом католической веры на острове, при всем консенсусе с его правительством. От того, как будут сформулированы вопросы Рима кубинскому режиму, зависит поддержка местного епископата его дипломатическим усилиям и исход евангельской миссии Франциска. Гражданское общество острова и международное сообщество надеются на то, что Папа одновременно поддержит нормализацию внешней политики и демократизацию страны.

Источник новости

Читайте также: