Полвека проблемы Курил

15 августа 1965 года исполнилось 20 лет с окончания Второй мировой войны. Сатио Токуно (92, Sachio Tokuno), которого советские войска лишили своей родины, Шикотана, и еще несколько человек стояли около универмага «Гобанкан», расположенного недалеко от железнодорожной станции Саппоро. На шее у них висели плакаты, они обращались к прохожим. Группа собирала подписи с требованием возврата «северных территорий». К сегодняшнему дню они планировали собрать более 87 миллионов подписей. Тем не менее реакция прохожих была прохладной: они игнорировали митингующих или смотрели на них с подозрением. Г-н Токуно вспоминает, что некоторые боялись, что у них отберут деньги.

В то время в центре внимания находилась проблема возврата Окинавы. Уже появилась общественная организация, созданная коренными жителями Южных Курил, однако интереса к проблеме «северных территорий» почти не было.

Г-н Токуно стал жить на Шикотане в 1938 году. Когда окончил начальную школу в городе Нэмуро, переехал к родителям, которые жили на острове. Токуно работал в почтовом отделении Шикотана, там же женился.

1 сентября 1945 года, через полмесяца после окончания войны, на острове появились советские войска. В его доме поселились советские военачальники. Пришлось жить с ними.

Возврат всех четырех островов

В 1947 году г-н Токуно покинул остров и переехал в город Тобэцу. Начал работать в местном почтовом отделении. Жизнь начала налаживаться. Затем он стал посещать собрания коренных жителей островов, которые проходили в Саппоро. Так он присоединился к движению за возврат островов.

В 1956 году Япония и СССР подписали совместную декларацию. В соответствии с этой декларацией после подписания мирного договора СССР должен был вернуть Японии Шикотан и Хабомай. Жители Шикотана были рады, однако созданное в 1958 году общество стало настаивать на возврате всех четырех островов.

В 70-х годах по всей стране стали проходить конференции, связанные с движением за возврат островов. Движение распространилось по всей стране. В 1972 году Окинава вернулась под японский контроль, что укрепило надежду на возврат «северных территорий».

Группа на Окинаве работала с особым энтузиазмом. Вспоминает Атака Цукаяама (71, Ataka Tsukayama), который был одним из лидеров движения: «Окинава находилась под контролем США. Мы постоянно требовали вернуть остров. Для нас проблемы жителей „северных территорий“ не были чужими».

Как и Токуно, Тосио Коидзуми (92, Toshio Koizumi), живущий в Саппоро, также принимал участие в движении за возврат островов. Он родился на Шикотане. В 1992 году Коидзуми стал президентом общества. С тех пор он постоянно находился на передовой движения.

Было время, когда Коидзуми был полон оптимизма. В 1998 году в городе Ито состоялась встреча между премьер-министром Японии Рютаро Хасимото (Ryutaro Hashimoto) и президентом России Борисом Ельциным. В ходе той встречи Хасимото предложил Ельцину «проект Кавана».

Он заключался в следующем: если Россия признает принадлежность «северных территорий» Японии, Токио не будет требовать возврата административных прав. После этих переговоров Коидзуми встретился с Хасимото в его резиденции. Когда он уже уходил, Хасимото обратился к нему с суровым выражением лица: «До успеха был всего один шаг. Мне очень жаль». Ельцин проявил интерес к «проекту Кавана», однако окружение остановило его.

В мае Коидзуми покинул президентский пост, который занимал 23 года. На пресс-конференции он заявил следующее: «Я старался как можно быстрее урегулировать территориальную проблему, однако путей ее решения не видно. Я очень разочарован».

Ответа нет

В конце Второй мировой войны на Южных Курилах жило около 17600 японцев. Сейчас коренных жителей осталось всего 6800 человек. Их средний возраст составляет 79,8 лет. Сегодня движением за возврат занимаются дети и внуки коренных жителей.

Внук Коидзуми, Кэйта (27, Keita), начал работать в обществе три года назад. «Северные территории» его не сильно интересовали, но он выбрал аргументы России и Японии в связи со спорными островами в качестве темы дипломной работы. В итоге у него появилось желание изучить эту проблему досконально.

Будучи студентом третьего курса университета, он впервые посетил Шикотан в рамках программы безвизового обмена. На следующий год он вновь отправился на Шикотан и Кунашир. Тогда он в полной мере осознал, что его дед с бабушкой — коренные жители островов.

«Если у тебя есть свой путь, то иди по нему». Сначала дед пассивно относился к тому, чтобы Кэйта вступил в общество. «Возможно, он не хотел, чтобы я отказался от других вариантов. Он знал, что эту проблему решить непросто», — предполагает Кэйта.

Один эпизод Кэйта не может забыть. Это случилось, когда коренные жители отправились на Кунашир. Когда до их бывшего поселка оставалось около 100 метров, японцев остановили российские пограничники. Когда Кэйта увидел, как по лицах бывших жителей островов текут слезы, он твердо решил присоединиться к движению за возврат территорий.

Тем не менее ему пришлось испытать противоречивые чувства. Все русские, с которыми он познакомился в рамках программы безвизового обмена, были хорошими людьми. «Для них острова уже также стали родиной. Если Южные Курилы вернут, то они испытают те же страдания, что и японские жители островов».

Каким же станет движение, которое возглавит поколение, не жившее на островах? «Мы не сможем действовать, как коренные жители. Будем работать как преемники», — говорит Кэйта, но конкретных ответов у него пока нет.

Источник новости

Читайте также: