Неожиданность ведет к неизбежному

Полеты китайских и японских истребителей в небе над Южно-Китайским морем привели к возникновению непредвиденной ситуации. Самолеты слишком приблизились друг к другу, и один сбил другой. Пилот успешно катапультировался, однако потерпевшая сторона тут же перешла к ответным действиям. Она атаковала корабль противника и потопила его. Погибло 20 человек… Так начинается роман, опубликованный этой весной во Франции. Подзаголовок звучит так: «Начало Третьей мировой войны».

Это «неожиданное» столкновение, однако ни одна из сторон не хочет уступать. Политики переходят к жестким действиям. Вспыхивает пламя национализма, вокруг него строится политика. И общество, и политики не могут остановиться. Война превращается в неизбежность.

Автор романа — журналист фрунцузской l’Opinion Клод Леблан (Claude Leblanc). Он хорошо говорит на японском языке. Часто приезжает в Японию. Был в Фукусиме после аварии на АЭС. Также работает главным редактором еженедельника ZOOM Japon, который пишет о Японии. Кроме того, он путешествовал по Японии на пригородных поездах, после чего написал книгу «Япония из окна электрички».

«Это роман, но история после столкновения отображает реальную политическую и социальную ситуацию в обеих странах», — отмечает он.

В романе есть практически все реальные политики: Синдзо Абэ (Shinzo Abe), Си Цзиньпин (Xi Jinping) и другие. Там даже есть журналисты нашей газеты, от чего становится немного не по себе…

Чтобы «неожиданное» столкновение не привело к подобному кризису, стороны сейчас разрабатывают механизм морского и воздушного взаимодействия между Японией и Китаем.

Нобору Ямагути (Noboru Yamaguchi), работавший руководителем исследовательского отдела сухопутных сил самообороны, говорит, что за основу стороны возьмут российско-японское соглашение, подписанное в 1993 году.

Соглашение должно включить в себя следующие меры: установку радиочастот для экстренной связи на случай сближения, чтобы предотвратить ложные атаки и маневры, а также создание каналов для обмена информацией между военными обеих стран.

«Темпы модернизации китайских ВВС и ВМС впечатляют. С расширением их функциональных возможностей Китай станет еще активнее действовать в Южно- и Восточно-Китайском морях. Вне зависимости от того, будут ли эти действия агрессивными или нет, японские и американские корабли и самолеты будут встречаться с китайскими гораздо чаще», — подчеркивает Ямагути.

Леблан также утверждает, что напряженность в отношениях между Японией и Китаем возникла не год назад. По его мнению, если в Японии примут новый закон в сфере безопасности, который расширит сферу деятельности сил самообороны, опасность возникновения инцидентов лишь возрастет. Необходимы меры по предотвращению «неожиданностей».

Итак, роман начинается со столкновения. Первым атакует японский истребитель. Я думаю, силы самообороны ведут себя более хладнокровно. А что будет, если первым атакует китайский самолет? Сложно представить, что Япония сразу же примет ответные меры.

Тем не менее мой опыт написания репортажей о гражданской войне в Югославии и других конфликтах говорит, что истинная причина военного столкновения никогда сразу наружу не выходит. Когда возникает конфликт, с обеих сторон начинает поступать гневная информация, состоящая из фактов, преувеличений и лжи. Кто первым нанес удар? Сколько жертв? Противоречивая информация способна лишь вводить в заблуждение.

В этот момент жесткие политики могут выйти из себя. А слабые политики попадают под мощное влияние общественного мнения. В этой неразберихе журналисты начинают вращать колесо «неизбежности».

Роман в том числе рассказывает о том, как политики и чиновники с обеих сторон пытаются уйти от этой неизбежности. Впечатляют слова чиновника, который пытается сражаться в одиночку: «Я не знаю, как остановить эту адскую машину».

Возможно, наибольшую опасность представляет не военная «неожиданность», а «адская машина», которая приводит к неизбежности. Она глубоко пустила корни в политику и общество. Вот о чем я подумал, когда читал роман.

Источник новости

Читайте также: