ИГ и Башар — два наших врага

Мы не можем и дальше наносить удары по исламистам в Сирии, абсурдно останавливаясь на границе соседнего государства. Однако эта смена курса может в полной мере проявить себя только при выполнении трех условий.

7 сентября Франсуа Олланд провел шестую пресс-конференцию за время пребывания на посту президента.

Объявленное в понедельник главой государства решение о проведении «разведывательных полетов» в Сирии для подготовки «ударов по ИГ» на сирийской территории — шаг в правильном направлении.

Мы не можем и дальше наносить удары по исламистам в Сирии, абсурдно останавливаясь на границе соседнего государства.

Эти варвары не признают границ, и мы не можем утверждать, что ведем с ними войну, избегая их командных центров, логистических баз, вербовочных и тренировочных лагерей (оттуда палачи отправляются в другие страны и в частности в Европу), которые, по большей части, находятся по ту сторону ныне иллюзорной границы Ирака и Сирии.

Это решение отметает сомнения, которые не могут не проявиться, когда мы видим (как я на прошлой неделе, проехав вдоль линии фронта, где курды бросают вызов варварству), что коалиционная армия топчется на месте у самых границ территории ИГ, несмотря на всю свою огневую мощь.

Сомнения при виде того, как на прошлой неделе один французский парламентарий, ко всеобщему удивлению, задался вопросом, не является ли Исламское государство «стабилизирующим элементом» в регионе.

Формулировка просто ужасная.

Однако она отражала довольно часто, пусть и несколько иначе звучавшее мнение ряда так называемых экспертов по борьбе с терроризмом: «Пусть лучше ИГ будет окружено и ограничено армиями, которые не позволят ему продвинуться дальше».

Это означает принятие некоего исламистского отстойника, помойки, ведь она предпочтительнее вырезанной раковой опухоли, которая пустила бы метастазы по всему региону и за его пределами.

Но теперь этот отвратный аргумент в прошлом.

Такое стратегическое решение выводит нас из двусмысленного положения, от которого страдают множество людей: христианские мученики, обращенные в рабство или убитые езиды, не говоря уже о сотнях тысяч не желающих вставать под черные знамена суннитов. Не устану повторять, что исход последних (в Турцию, Ливан, Иорданию и все больше в Европу) представляет собой прямое следствие не устроенных западом войн, которые якобы дестабилизировали весь Ближний Восток (так утверждают дезинформаторы Ле Пен и им подобные), а, наоборот, нашего бездействия, невмешательства и безумной страусиной политики. В результате всего этого за четыре с лишним года Запад, Турция и арабский мир позволили обостриться ситуации, которая могла привести лишь к самым худшим последствиям.

При этом смена курса будет по-настоящему возможна лишь при выполнении трех условий, о которых президенту Олланду, по всей видимости, прекрасно известно. Только вот ему потребуется как можно скорее убедить в этом своих союзников.

Первое и далеко не самое простое условие касается мирного населения, которое ИГ использует как человеческие щиты в Ираке и Сирии. Нужно сделать все, чтобы защитить этих людей и позволить им избежать кошмара.

Второй момент касается курдов, единственной силе в обеих зонах, которой хватает храбрости, чтобы бросить вызов солдатам халифата, чьи весьма посредственные военные навыки я расписывал на прошлой неделе. Вот они, те самые наземные войска, о которых сейчас столько говорят, потому что без них авиаударов всегда недостаточно. Вот они, борцы за свободу и наши естественные союзники в войне, которую у нас, как кажется, наконец, начали принимать всерьез. Только вот их нужно вооружить. Дать им оружие и средства, все средства, чтобы вместе с нами защитить ценности цивилизации и жизни.

Наконец, есть и третье, наверное, самое важное условие, которое совершенно верно подчеркнул президент Олланд. Нельзя, чтобы удары по ИГ были восприняты как карт-бланш для сирийских властей. Ведь на их совести 260 000 погибших и 3 миллиона беженцев. И огромная ответственность за бедственное положение десятков тысяч семей, которые во все большем числе бегут в европейские города. Поэтому им нельзя ни в коем случае позволить даже показаться нашим союзником в борьбе с исламизмом, который они сами же и подпитывали, выпустив из тюрем психопатов и сосредотачивая огонь на светских демократах.

Дорожка узкая, это бесспорно.

Намного уже, чем два года назад, в августе 2013 года, когда ИГ еще не существовало, а у умеренной сирийской оппозиции было достаточно сил, чтобы выступить альтернативой растущему хаосу. Тогда лишь неожиданный поворот в позиции Обамы остановил операцию после того, как Башар Асад нарушил знаменитую «красную линию», пустив в ход химическое оружие. А ведь эта операция могла бы спасти столько жизней и предотвратить столько страданий!

В любом случае, этот путь — единственный.

И Франция должна всем его показать.

Источник новости

Читайте также: