Дилма Русеф: из огня да в полымя

Разразившийся в Бразилии политический и экономический кризис объясняется не только взлетами и падениями, характеризующими недавнюю историю страны, истоки его гораздо глубже. Ввиду парализованной экономики и растущего государственного долга, кредитный рейтинг Бразилии был снижен до «мусорного уровня». Общественное одобрение бразильского президента Дилмы Русеф, находящейся в начале своего второго срока, утонул ниже 10%. А левое правительство Русеф во главе с Партией трудящихся (PT) в бразильском Конгрессе висит на волоске из-за глубокого раскола с партнерами по коалиции по вопросам мер жесткой экономии, в которых Бразилия нуждается, чтобы взять финансовый кризис под контроль.

Эти проблемы слишком велики, чтобы решиться путем внесения поправок в экономическую политику или скромным политическим маневрированием. Кризис вырос из бразильской популистской экономической модели; чтобы выйти из него, необходимо эту модель сменить. В рамках экономической системы, впервые закрепленной предшественником Руссефф, Луишем Инасиу Лулой да Силва (Luiz Inácio Lula da Silva), государство распределяет богатство богатым и бедным в одинаковой степени — в виде субсидий и социальных услуг — обеспечивая себе общественную поддержку на выборах. После нескольких лет непомерных государственных расходов и легких кредитов эта модель перестает быть самодостаточной. А учитывая недавно выявленные случаи коррупции в высших эшелонах власти, у людей начинают появляться подозрения в ее дееспособности.

Русеф, таким образом, поставлена перед необходимостью спорить с обществом, пытающимся свести концы с концами, требующим продолжения социального финансирования и сопротивляющимся повышению налогов, без которого правительству не обойтись, если оно хочет привести финансы в порядок. Кроме того, ей приходится иметь дело с размежеванием в основном электорате собственной Партии трудящихся.

Возможно, это звучит неправдоподобно, но есть ряд вещей, которые Русеф может сделать, чтобы приступить к решению проблемы. В частности, она должна построить правящую коалицию, вводящую в состав национального Конгресса консервативные силы и отвечающую интересам частного сектора страны, который ждет от федерального правительства большей финансовой ответственности. Без такой коалиции ее правительству будет не хватать законодательного влияния, необходимого для преодоления кризиса в его глубинных основах.

Продвижение скачками

Когда осенью 2014 года бразильцы вышли на улицы в знак протеста против экономической стагнации и коррупционных скандалов в Партии трудящихся, Русеф ответила спасательной операцией, проведенной на высшем уровне власти, назначив нового министра финансов, чтобы вернуть экономику в ее первоначальное состояние. Им оказался Жоаким Леви (Joaquim Levy), бывший управляющий банка с соответствующей квалификацией. Но как только Леви призвал изрядно задолжавший государственный сектор страны к жесткой экономии и эффективности, представители Партии трудящихся в бразильском Конгрессе выразили несогласие, отказываясь вводить меры жесткой экономии и осуждая отказ правительства от социальных субсидий, обещанных Русеф во время ее предвыборной кампании 2014 года.

Центристская Партия бразильского демократического движения (PMDB), основной партнер Партии трудящихся в правящей коалиции Бразилии, из-за разногласий по поводу налоговых реформ порвала с PT. PMDB пообещала предоставить Леви ограниченную поддержку, но только если он будет настаивать на сокращении расходов, которому партия Русеф традиционно сопротивлялась. Урывками Леви удалось добиться определенного прогресса в сокращении дефицита, но он все еще далек от стабилизации финансовой ситуации в Бразилии. В результате, частные инвесторы воздерживаются от новых предприятий. А это в свою очередь только усугубляет кризис.

Перспективы восстановления Бразилии осложняется двумя основными источниками политической неопределенности. Во-первых, беспрецедентной антикоррупционной деятельностью федеральной судебной власти, которая на протяжении прошлого года обнаружила отмывание миллиардов долларов из государственных предприятий, таких как государственная нефтяная компания Petrobras, в данном случае якобы для финансирования избирательных кампаний кандидатов Партии трудящихся. Скандал с Petrobras достиг наивысших эшелонов власти: руководители некоторых из крупнейших бразильских нефтяных подрядчиков дали показания по соглашению о признании вины, и многие лица, включая Жуао Ваккари Нету (João Vaccari Neto), казначея PT во время кампании по переизбранию Русеф, как выяснилось, были вовлечены в откатную схему, где, по некоторым оценкам, вращалось более 3 миллиардов долларов.

Судебные расследования ведутся Сержиу Мору (Sergio Moro), молодым федеральным судьей, который возглавляет специальную комиссию федеральной полиции и политически независимых прокуроров. Рабочая группа раскрывает новые случаи коррупции среди высокопоставленных чиновников с поразительной частотой. Одно из последних расследований в конце июля привело к аресту Отона Луиша Пинейру да Силва (Othon Luiz Pinheiro da Silva), известного адмирала бразильского флота в отставке.

Борьба судебной системы с коррупцией пользуется широкой общественной поддержкой, между тем преследования, ею организованные, будут иметь мощные политические последствия. В частности, усилиями судебной власти был нанесен серьезный вред политической судьбе Русеф, что не могло не осложнить ее деятельность по реформированию. Однако реальное значение коррупционных расследований гораздо шире: судебные органы Бразилии, некогда весьма пассивные, взяли на себя важную роль сторожевого пса над распущенной демократией в стране.

Фактор Лулы

Еще более серьезным источником неопределенности является Лула, исторический соучредитель Партии трудящихся, который в Бразилии считался самым популярным политиком, когда в 2010 году передал президентство Русеф. В то время предусмотренные конституцией ограничения срока не позволили ему заняться переизбранием; проведенная им подготовка Русеф в качестве преемницы, пока она с 2005 по 2010 год стояла во главе его администрации, воспринималась многими как попытка сохранить свое влияние в столице в преддверии возможной президентской кампании в 2018 году. Но сейчас, когда бразильская экономика пребывает в руинах, а общественное внимание полностью поглощено коррупцией, чаяния Партии трудящихся остаться у власти — равно как и шансы Лулы на возвращение — ослабевают.

Действительно, коррумпированность государственных предприятий настолько высока, что многие в Бразилии считают, что Лула должен быть замешан в коррупционной системе, которую бразильские прокуроры описывают как «преступный сговор», призванный увековечить правление PT. Лула упорно это отрицает и называет обвинения в свой адрес кампанией «элит», организованной против его перспектив на 2018 год. Между тем, дабы завоевать общественную поддержку, он дистанцировался от мер жесткой экономии, рассматриваемых Русеф как существенные для экономического восстановления Бразилии. Вместо этого, Лула стремится укрепить свое положение у менее обеспеченных бразильцев, среди которых пользовался огромной популярностью как президент. Так, например, когда международные оценщики риска понизили кредитный рейтинг Бразилии, Лула отреагировал презрительной усмешкой. Он утверждал, что понижение «не важно», поскольку Бразилия поднимется к экономическому благополучию «силой бедных».

Во время своего визита в Венесуэлу и Боливию в прошлом месяце Лула похвалил эти популистские режимы, а во время недавнего посещения Аргентины присоединился к митинги в поддержку кандидата в президенты — перониста Даниэля Сиоли (Daniel Scioli). Посыл был ясен: Лула надеется сохранить популистскую модель, когда-то приведшую Партию трудящихся к власти.

Хотя Лула говорит, что попытается вернуться на пост президента, его шансы как кандидата в 2018 году будут зависеть от того, сможет ли Русеф справиться с бразильским экономическим кризисом и отвращением общественности из-за разразившихся в стране коррупционных скандалов. Если Русеф окажется не в состоянии сформировать многопартийную коалицию, которая поддержит программу жесткой экономии в Конгрессе, возможно, ей придется отойти в сторону и передать президентство в руки бразильского вице-президента Мишеля Темера (Michel Temer), в настоящее время президента PMDB. В то же время широкий политический консенсус может быть единственным способом обеспечить стабильность, в которой Бразилия нуждается, чтобы выбраться из кризиса.

Источник новости

Читайте также: