Поговорить с Талибаном

С тех пор как Афганистан подвергся советской оккупации, то есть на протяжении почти 40 лет, страна находится в атмосфере вечной войны. Ее важным действующим лицом является Талибан, который с 1990-х годов превратился в заметную силу и даже в какое-то время стал доминировать на обширной территории страны.

После терактов 11 сентября 2001 года США под предлогом пособничества «Аль-Каиде» во главе с Усамой бен Ладеном и оказания логистической поддержки объявили врагом и Талибан. В результате операции, проведенной под эгидой НАТО, эта организация относительно быстро перестала быть одним из важных центров сил в Афганистане и, можно сказать, оказалась на смертном одре. Тем временем в Афганистане под контролем международного сообщества начался процесс восстановления.

Но события развивались не так монотонно. Со временем Талибану удалось собраться с силами и продолжить борьбу с силами коалиции во главе с США, а также с новым афганским правительством, заручившимся поддержкой международного сообщества.

Было очевидно, что с Талибаном, с которым никак не удается совладать военными методами, в конце концов потребуется вести переговоры. Так, о переговорах с организацией, которую и правительство Афганистана, и международная коалиция называют террористической, сообщили миру посредством саммита, прошедшего в Пакистане в начале июля. На эту встречу, которая состоялась между руководством Афганистана и Талибаном при посредничестве Пакистана, США и Китая, направили наблюдателей, выразив таким образом поддержку переговорам (которые, на самом деле, начались давно).

Атмосфера, возникшая в ходе этих переговоров, судя по всему, способствовала обнародованию того факта, что мулла Омар, человек номер один в рядах Талибана, два года назад умер. Из-за смуты, созданной внутри организации этим заявлением, переговоры, которые должны были состояться в минувшую пятницу, были отложены, но это лишь временный срыв.

Конечно, на данный момент эти переговоры нельзя назвать «мирным процессом», поскольку бои продолжаются, а перемирие не объявлено. Кроме того, утверждается, что взаимные требования Талибана и правительства Афганистана непримиримы. Тем не менее, налицо переговорный процесс, в продолжении которого заинтересованы США.

Разумеется, есть и те, кто утверждает, что для проведения этих переговоров не стоило ждать 14 лет. Тогда не было бы потеряно столько времени, тысячи жизней были бы спасены. Более того, очевидно, если бы переговоры начались сразу в тот момент, когда Талибан находился на грани распада, то положение США и их союзников за столом переговоров было бы гораздо более выгодным. Как известно, о том, что устранить хаос в Афганистане невозможно только военными методами, американские официальные лица стали заявлять спустя весьма непродолжительное время после 2001 года.

Возможно, процесс признания необходимости переговоров с «врагом», действительно, занял много времени, кто знает…

Но немаловажной причиной того, что в последнее время у США и правительства Афганистана возросло желание как можно скорее достичь компромисса с Талибаном и относительно стабилизировать обстановку в стране, является то, что в регион стало просачиваться ИГИЛ. Никто не может рисковать включением ИГИЛ в и без того сложное уравнение в Афганистане. Талибан видит, что к этой организации присоединяются и выходцы из его рядов. Талибы пытаются остановить это, поскольку у них нет желания делить свое влияние в Афганистане с какой-либо другой радикально-исламистской организацией.

Очевидно, для изменения правил игры достаточно одной только вероятности присутствия в регионе ИГИЛ — организации, расчистившей путь для новой расстановки сил в Ираке и Сирии и некоторых ранее казавшихся немыслимыми союзов.

Источник новости

Читайте также: