Непостижимый мулла Омар

Скрытный, таиственный, загадочный… Все эти определения граничат со стереотипами, когда речь заходит о лидере афганского движения «Талибан» Мухаммеде Омаре, о смерти которого сообщили в прошлую среду. Как бы то ни было, с подобными определениями остается только смириться: они сами по себе уже многое говорят о неспособности понять этого пуштунского исламиста, который в течение двух десятилетий играл центральную роль в жизни Афганистана и, как следствие, оставил глубокий отпечаток в мировых новостях.

В основе его «тайны» — редкие фотографии. Темный тюрбан, густая борода, выбитый осколком советского снаряда правый глаз… Его образ всегда был чем-то ускользающим, покрытым завесой тайны. В нынешнюю эпоху массовых коммуникаций неприметность муллы Омара в годы у власти и окончательное исчезновение после возврата в повстанцы лишь подчеркивают особенность его движения. Нам до сих пор многое неизвестно об этой ультраконсервативной пуштунской секте, которая почти против воли стала государством, а затем базой мирового джихада незадолго до возвращения к повстанческой войне.

Талибская угроза

Мир, наверное, так никогда бы и не узнал о мулле Омаре, если бы Усама бин Ладен не сделал его частью своих планов. Только после терактов 11 сентября в мировых столицах изменили отношение к таинственному и скрытному лидеру существовавшего тогда уже пять лет Исламского Эмирата Афганистан и перестали считать его пугающей архаичной диковинкой, к которой все же можно приспособиться. 11 сентября 2001 года американскую сверхдержаву ударили ножом в самое сердце, геополитика вспыхнула, а западные правительства осознали, что фитиль был зажжен в тени муллы Омара. И пусть он сам не держал в руке спичку, он позволил «Аль-Каиде» плести заговор. Война началась.

Если до того момента Запад особенно не волновало падение Афганистана и обскурантизм (закидываемые камнями и запертые дома женщины, запрет школ для девочек, религиозная полиция на улицах), тут он внезапно осознал угрозу Талибана. На Кабул посыпались бомбы. Режим талибов рухнул, а мулла Омар с бин Ладеном бежали в Пакистан. Там они попытались продолжить борьбу: первый — за исламский национализм, а второй — за мировой джихад. Каждый по-своему. Уникальный тандем впервые выехавшего из страны, воспитанного в сельской местности пуштуна и саудовского аристократа с планами международных масштабов разошелся, так окончательно и не распавшись.

Советское вторжение

Мулла Омар родился где-то в промежутке с 1959 по 1962 год (точная дата так и не была установлена) в одной из деревень южной провинции Кандагар. Его семья была бедна. Его отец, странствовавший учитель, обучавший основам Корана, умер, когда Омар был еще совсем мал. Его мать вышла замуж за брата покойного, который тоже преподавал азы веры в окрестных деревнях. Поэтому все свое детство Мухаммед Омар впитывал глубоко религиозную культуру сельского Афганистана. Став муллой после учебы в коранической школе, он познал судьбу всего своего поколения, на чью долю выпало жесткое столкновение с международной политикой после вторжения СССР в 1979 году.

Тогда он вступил в сопротивление в рядах консервативной партии «Харакат-и инкилаб-и ислами». Был трижды ранен на фронте. Он лишился глаза, но приобрел уважение соратников. После ухода не справившейся с повстанцами Красной армии в 1989 году и крушения советского режима в 1992 году мулла Омар вернулся к учебе.

Рождение «Талибана»

Как бы то ни было, история вновь дала о себе знать. Завоевание страны отрядами моджахедов сопровождалось кровавой гражданской войной соперничавших друг с другом полевых командиров. Дороги перекрыли блокпосты, а сама страна поделилась на вотчины, где лидеры вооруженных группировок занимались грабежами и насилием. Среди разочарованного поворотом событий населения назревало все большее недовольство. В Кандагаре вспыхнуло восстание. Мулла Омар не был его вдохновителем, но бывшие бойцы сопротивления обратились к нему с просьбой возглавить борьбу. Он согласился.

Так, в 1994 году на свет появилось движение, активисты которого стали называть себя «талибами» (означает «ученик»), потому что большинство из них были студентами коранических школ приграничной пуштунской зоны. Финансирование этой тогда еще зачаточной организации предложили две силы. Первой стали афганские и пакистанские грузоперевозчики, чей бизнес серьезно пострадал от воцарившегося хаоса. Предприниматели мечтали восстановить свободное движение. Второй оказались пакистанские спецслужбы. Им нужно было новое пуштунское движение, которое бы сместило в Кабуле партию «Джамиат-е Ислами» президента Раббани и его военачальника Ахмада Шаха Масуда по прозвищу «Панджшерский лев». Режим находился в руках северных таджиков, что было не по душе Исламабаду, потому что он не мог полностью его контролировать.

Мир и Коран

Движение «Талибан» изначально оказалось заложником масштабных стратегических замыслов Пакистана, который стремился на корню пресечь любое влияние Индии на территории своего западного соседа. Началось все довольно неплохо. В 1994 году движение внезапно подняло восстание, привлекло разочарованных людей на свою сторону лозунгом «Мир и Коран» и без сопротивления взяло под контроль Кандагар.

Тогда-то и зародилась легенда муллы Омара. В апреле 1996 года он собрал несколько сот верующих у кандагарской мечети, где бережно хранится мантия пророка Мухаммеда. Он облачился в нее во время напоминавшей обряд посвящения церемонии. В тот момент он принял титул «амир уль-муминин» (лидер правоверных). Его судьба приобрела исключительный характер. Несколько месяцев спустя, в сентябре 1996 года Кабул пал, и талибы триумфально вступили в столицу. Всего через два года взяли под контроль большую часть Афганистана за исключением некоторых северных зон в Панджшерском ущелье, где командир Масуд пытался наладить сопротивление.

Тандем Омар — бин Ладен

Во многих столицах полагали, что архаичные талибы в конечном итоге обретут прагматизм, столкнувшись с испытанием властью. Потому что именно тогда сформировался знаменитый тандем муллы Оамара и бин Ладена. Априори странный союз. Мулла Омар был продуктом религиозной школы деобанди, характерного для Южной Азии (оно зародилось в Индии) исламского течения, на которое оказал большое влияние саудовский ваххабизм.

Мировой революционный джихад бин Ладена был ему не особенно близок, но в этом деле данное слово священно. Мулла Омар согласился предоставить убежище вернувшемуся в Афганистан лидеру «Аль-Каиды» (он сражался там против советских войск) после его выдворения из Судана. Правила пуштунского гостеприимства и исламской солидарности были нерушимы. Хотя Омар и не одобрял международных проектов бин Ладена, он не стал чинить тому препятствий. После терактов «Аль-Каиды» на востоке Африки в 1998 году он категорически отверг все требования выдворить из страны проблемного аравийца. Он отказался выдать его даже после 11 сентября. Эмиссары из Пакистана и Саудовской Аравии (дружественных Исламскому Эмирату Афганистан государств) обломали зубы о неподатливого Омара, у которого были скованны руки данным им обещанием. Из-за которого он в конечном итоге и лишился власти.

Жизнь под наблюдением

Тогда его жизнь вступила в темный период изгнания в Пакистане. Он укрылся в городе Кветта провинции Белуджистан. Расположившийся там совет талибов начал с 2005 года готовить восстание против режима Хамида Карзая, которого посадили в Кабуле западные власти. Кроме того, несмотря на все категорические опровержения Исламабада, муллу Омара явно взяли под крыло пакистанские спецслужбы. Когда те посоветовали ему уехать из Кветты, его переместили в крупный портовый город Карачи. Там он жил под пристальным наблюдением спецслужб, как писал Стив Колл в The New Yorker в 2012 году, ссылаясь на надежные источники. Мулла Омар слишком много знал. В его голове были секреты двух десятилетий пакистанского вмешательства в дела Афганистана.

Как сообщает афганское правительство, мулла Омар скончался в больнице Карачи в 2013 году, а его тайна остается неразгаданной и по сей день.

Источник новости

Читайте также: