Даже Россия пробудилась, а мы когда?

В статье «Трабзонспор играет с огнем» мы отмечали: прежде чем эта черноморская команда погрузилась в финансовое болото, в дело вступили критерии Financial Fair Play (FFP) УЕФА, и все турецкие клубы без исключения были наказаны.

Ситуация на северо-востоке от Черного моря не отличается от нашей. Как и их турецких коллег, российские клубы, которые готовятся принять Чемпионат мира 2018 года, периодически наказывали за невыполнение финансовых критериев УЕФА и, к тому же, на гораздо более тяжелых по сравнению с Турцией условиях.

Например, в сезоне 2014 года «Зенит» (Санкт-Петербург) был оштрафован на 12 миллионов евро и получил сокращение заявки в Лиге чемпионов до 22 футболистов. «Рубин» (Казань) и «Анжи» (Махачкала), которые удержались на том же пороге (21), были оштрафованы на шесть и два миллиона евро соответственно. В этом сезоне «Локомотив» (Москва) и «Краснодар» получили штраф в пять и четыре миллионов евро соответственно, а также сокращение заявки до 22 игроков. Был наказан и «Ростов», который получил штраф в 200 тысяч евро, а команда «Динамо» (Москва) не смогла спастись от дисквалификации в еврокубках. Кроме того, такие российские клубы, как «Анжи», «Алания» (Владикавказ) и «Ротор» (Волгоград), были вынуждены поднять белый флаг банкротства.

В период с 2010 по 2013 годы расходы российских клубов в общей сложности составили 476 миллионов евро, это третий показатель в Европе. В 2012 году в российской премьер-лиге было потрачено на трансферы 320 миллионов долларов. И хотя в следующем году эти расходы сократились на 33% (214 миллионов долларов), российские клубы оказались в первой шестерке наряду с пятью крупнейшими национальными лигами. В 2013 году при расходах на трансферы на уровне 120 миллионов долларов они заняли четвертое место в Европе, а по соотношению заработной платы (в основном футболистов) к доходам (71%) — второе место.

Главную причину такой расточительности российских клубов можно объяснить 13%-ным налогом и серьезной финансовой поддержкой со стороны государственных компаний.

Например, в российской премьер-лиге доля доходов от сборов и телетрансляций в день матча в совокупном доходе клубов составляет всего 13%, и по этому показателю Россия замыкает первую десятку национальных лиг. По коммерческим доходам (51%) она занимает второе место, а вот по иным доходам, не входящим в так называемую «трехстороннюю» модель (36%) — первое место. Основной источник этого 87%-ного финансирования — такие государственные компании, как «Газпром», «Лукойл», «Российские железные дороги», «Роснефть», или некоторые приближенные к власти олигархи.

Когда сибирский клуб «Томь» (Томск) оказался на пороге банкротства, он попросил помощи у президента Владимира Путина и при его содействии приобрел семь спонсоров. «А как же мы?» — не смолчали «Крылья Советов» и получили похожую поддержку.

Российские официальные лица видят, что, поскольку нет соответствующего аппарата контроля, деньги уходят в никуда. Остается лишь принять срочные меры.

В подготовленном РФС проекте предлагается с сезона 2016 года ввести для российских футбольных клубов особый финансовый регламент. Эти меры будут охватывать пять основных направлений, ряд из которых можно назвать маргинальными.

— С 2015 по 2018 годы доля государственных инвестиций в клуб должна поэтапно сократиться с 75 до 25%.

— Убытки клубов не должны превышать 750 миллионов рублей (10 миллионов евро) за последние три года.

— С 2020 года расчет точки безубыточности должен производиться по требованиям FFP УЕФА.

— Доля кредитных средств в бюджете клуба не должна превышать 10%.

— Персональные расходы клуба (в основном, зарплаты футболистов) должны быть сокращены с 75% до 60% от общих доходов клуба в 2018 году при ежегодном сокращении на 5%.

Вдобавок ко всему Россия устанавливает порог зарплат для каждой возрастной группы футболистов.

Футболисты в возрасте от 23 лет смогут получать не более 24 миллионов рублей (1,1 миллиона турецких лир, 335 тысяч евро) в год; в возрасте от 21 до 23 лет — не более 3,6 миллиона рублей (155 тысяч турецких лир, 50 тысяч евро); в возрасте до 21 года — не более 1,8 миллиона рублей (77,5 тысячи турецких лир, 25 тысяч евро). Определен и нижний порог заработной платы — 240 тысяч рублей в год.

Кроме того, брутто-зарплата, которую клубы будут платить в течение финансового года футболистам в возрасте от 21 до 23 лет, не превысит 15 миллионов рублей, в возрасте до 21 года — 10 миллионов рублей. Иными словами, вводя порог зарплат, РФС стремится обеспечить прогрессирование молодых игроков в возрасте до 23 лет.

Всего клубы будут иметь возможность вывести из-под этих ограничений пятеро футболистов, трое из которых должны быть старше 23 лет.

Но и это еще не все. РФС предлагает ввести критерии премирования футболистов на основе спортивных результатов: успешных выступлений в национальной лиге, кубке страны и еврокубках; голов, ассистирования (включая заработанные пенальти), игр «на ноль»; участия в 40% и более матчей по итогам сезона. Еще один фактор — признание футболиста «лучшим бомбардиром».

Клубы также будут определять бонус от участия футболистов в играх национальной сборной и международных турнирах. Потолочные значения этих бонусов не будут превышать основные финансовые параметры.

Переход РФС к такой жесткой финансовой политике состоялся после переговоров, которые в течение какого-то времени велись с Немецким футбольным союзом по вопросам воспитания футболистов и совершенствования деятельности руководства клубов, а также подписания договора о сотрудничестве с этой организацией. В этой области Германия — лучшая в Европе, а ее политика гораздо жестче некоторых критериев УЕФА.

Очевидно, что на решение о 40%-ой границе премирования русских вдохновил Ферран Сориано (Ferran Soriano), который провел настоящую революцию в «Барселоне», а затем и в «Манчестер Сити», а практика MLS (американской футбольной лиги) стала источником идеи о пяти игроках, которых можно вывести из-под ограничений совокупного дохода. Более того, несмотря на то, что в прошлом месяце УЕФА изменила некоторые критерии FFP, что должно было облегчить положение российских и украинских команд, РФС не пошел на уступки. Эти меры поддерживает и министр спорта Виталий Мутко, который с высокой долей вероятности в сентябре этого года сам возглавит РФС.

Почему мы так подробно остановились на событиях, происходящих в российском футболе? Дело в том, что по некоторым финансовым показателям, как было отмечено в самом начале, Турция практически ничем не отличается от России. Кроме того, в футболе двух стран можно наблюдать ряд схожих динамик.

По соотношению зарплат к доходу Турция при 77% — на первом месте в Европе. По расходам на трансферы (134 миллиона долларов) Турция опережает Россию, занимая второе место в Европе, а в целом по расходам — уступает России (392 миллионов евро). Турецкая лига отстает от России и по доле поступлений со сборов в день матча в совокупном доходе (11%). Клубы в России и Турции облагаются примерно одинаковым налогом — 13% против 15%. Есть амнистии, льготы, кредитные послабления. Кроме того, ни у одного клуба в России и Турции нет стадиона, построенного на собственные средства: строительство осуществляется при государственной поддержке или за счет предоставления средств, земель, льгот.

Известно, что именно по этой причине ЕС начал расследование в отношении таких гигантских испанских клубов, как «Реал» (Мадрид), «Барселона», «Валенсия». Поскольку Турция и Россия не являются членами ЕС, их эти проверки не коснулись — по крайней мере пока.

То, что в подавляющем большинстве турецких клубов новоизбранное руководство тут же обращается к премьер-министру или президенту, а их представители в СМИ озвучивают призывы в адрес Реджепа Тайипа Эрдогана (поскольку в каждом кризисе присутствует футбольный фактор), тоже заставляет подумать о путинском факторе в российском футболе.

Тем не менее, несмотря на все показатели, Турецкая футбольная федерация при весьма тщательно проведенной работе по лицензированию клубов не пошла на какие-либо существенные коррективы, не стала работать над исправлением ситуации. Критерии УЕФА были всего-навсего переведены на турецкий язык и введены в действие. Напомним, что в Германии, Великобритании, Франции, Италии, Испании при соблюдении всех базовых принципов УЕФА есть и другие критерии, установленные на основе их собственных футбольных систем.

Почти никто из турецких клубов не вышел на биржу — или же их финансовая непрозрачность объясняется тем, что они не обладают коммерческой структурой и находятся в статусе ассоциаций. Вышеприведенные сведения о турецком футболе были получены на основе анализа докладов, подготовленных ФИФА, TMS, УЕФА и итальянской федерацией. В то же время в такой стране, как Испания, можно без труда узнать финансовую картину в своих клубах, проходящих через независимый контроль.

Пока в турецком футболе не будет обеспечена прозрачность, прежде всего с финансовой точки зрения, ни СМИ, ни болельщикам не удастся поспособствовать выработке необходимых механизмов подотчетности. В условиях нестабильности, кратковременных успехов команд и бесталанного футбола клубов, неспособных даже разработать правила воспитания спортсменов в своих уставах, нам остается лишь ностальгировать по всему прекрасному, что есть в этой игре.

Даже Россия пробудилась от зимней спячки, чего ждет Турция?

Источник новости

Читайте также: