В основе — принципы

В этом месяце исполняется 75 лет принятия одной из важнейших деклараций в истории Латвии. 23 июля 1940 года, через два  дня после решения избранного  под надзором оккупационных войск  «Народного Сейма» попросить Москву принять Латвию в состав Советского Союза, заместитель госсекретаря США Самнер Уэллс выступил с декларацией , в которой было сказано, что «в последние дни стремительно близятся к завершению хитроумные процессы, в результате которых один из сильнейших соседей маленьких республик Балтии — Эстонии, Латвии и Литвы — умышленно уничтожает их политическую независимость и территориальную целостность». Уэлсс заявил, что народ Америки «осуждает вмешательство любого государства, каким бы сильным оно ни было, в суверенные дела другого государства, каким бы слабым оно ни было».

Декларация Уэллса появилась в тот момент, когда победное шествие тоталитаризма в Европе казалось неудержимым: Гитлер разделил со Сталиным завоевания в Восточной Европе, захватил Францию и готовился сокрушить Великобританию Можно было подумать, что на таком апокалиптическом фоне Вашингтон сочтет относительно маловажной судьбу трех маленьких, далеких, малоизвестных государств.

К тому же, сами государства Балтии не оказали активного сопротивления советской агрессии. Карлис Улманис заявил, что вхождение советских войск «происходит с ведома и согласия правительства». Дипломатическим представителям Латвии за границей не было дано никаких инструкций протестовать против оккупации или просить помощи у других государств. Посол Латвии в США Алфредс Билманис проявил большую активность, рассказывая о советской агрессии как учреждениям власти в Вашингтоне, так и американской общественности, но это была патриотическая самодеятельность в то время, когда Улманис выполнял все требования назначенного присланным Сталиным проконсулом Вышинским правительства.

Однако правительство Америки хорошо понимало, что на самом деле происходит в Балтии, и заняло принципиальную позицию. К тому же, декларация Уэллса не осталась лишь красивыми словами, и уже в ближайшие годы она повлекла за собой конкретные последствия. Как подчеркнул в прочитанной на прошлой неделе в МИДе лекции историк Паулис Лазда, именно твердая позиция Уэлсса заставила правительство Великобритании в конце 1941 года отказаться включить в договор с Москвой пункт о признании вхождения государств Балтии в состав СССР, хотя британские дипломаты были более чем готовы выполнить это требование Сталина. После окончания Второй мировой войны содержащиеся в декларации Уэлсса принципы спасли десятки тысяч балтийских беженцев, оказавшихся на западе Германии, от депортации назад на оккупированные советами территории. Тем самым эти люди избежали трагической участи, которая постигла 5,5 миллиона советских граждан, пятая часть которых после репатриации была расстреляна или отправлена в концлагеря.

Время от времени Декларация Уэллса становилась препятствием для Вашингтона. К примеру, в 70-е годы, когда госсекретарь Генри Киссинджер старался улучшить отношения с СССР. Однако США никогда не отказывались от политики непризнания оккупации, и подлинный вес декларации Уэллса мы ощутили спустя 50 лет после ее провозглашения во время распада СССР. Принципы упомянутого документа были очень важны для нашего движения освобождения как в политическом, так и в юридическом смысле и помогли обуздать стремление Кремля подавить Атмоду насильственным путем. Нападения советских отрядов специального назначения на митинги в Баку и Тбилиси вызвали лишь слабые протесты правительств западных стран, а события января 1991 года в Вильнюсе и в Риге привлекли большое внимание международной общественности. Когда в августе 1991 года мы, наконец, разорвали связи с СССР, почти весь мир признал это восстановлением независимости, а не образованием каких-то новых государств. Этот факт имел большое значение не только с внешнеполитической, но и с внутриполитической точки зрения, и, в частности, послужил основой для восстановления гражданства только тем людям, которые были гражданами Латвии в 1940 году, и их потомкам.

Нередко от таких дружественных России циников, как, к примеру, Айварс Лембергс можно услышать, что в международных отношениях все определяют интересы, а принципы и ценности не играют никакой роли. Декларация Уэллса доказывает прямо противоположное. Если бы США не заняли твердую позицию в вопросе независимости государств Балтии, которая иногда входила в противоречия с их интересами на краткосрочную перспективу, восстановление независимости Латвии в лучшем случае было бы сильно осложнено, в худшем — невозможно. По этой причине мы не можем забывать о ценностях при формировании внешней политики, — будь то речь об агрессии России против Украины и Грузии, о правах человека в Белоруссии, Азербайджане, в Центральной Азии или о наших международных обязательствах по приему беженцев и по участию в коллективной обороне.

75-летие декларации Самнера  Уэлсса — это подходящий момент  вспомнить, что в основу существования  Латвийского государства заложены  именно ценности. Забвение этих  ценностей было бы бессовестным вызовом судьбе.

Источник новости

Читайте также: