Тегеран расширит свое влияние в регионе

После 12-ти лет непростых переговоров международное сообщество и Иран, наконец, достигли компромисса по ядерной программе страны. Договор предусматривает постепенное снятие экономических санкций в обмен на отказ от военной ядерной программы, что может позволить Тегерану получить финансовые ресурсы для проведения политики влияния на Ближнем Востоке.

Atlantico: Договор между Ираном и США предполагает остановку иранской военной ядерной программы. Можем ли мы что-то сказать о выделенных на это бюджетных ресурсах? На что могут быть направлены освободившиеся средства?

Ален Родье: Разумеется, нет. Это держится в секрете. Главное сейчас — поумерить радость. За «историческим» соглашением последуют другие переговоры, инспекции, отказы от инспекций, выдвинутые в последний момент возражения и т. д. Иранцы всегда демонстрировали невероятную ловкость в такой форме общения и сокрытии собственных действий. Хотя, конечно, это не отменяет значимости решения по конкретным действиям. Это касается остановки обогащения урана, уменьшения числа центрифуг и отказа от производства плутония.

Все это еще предстоит проверить на месте. И только после этого этапа санкции могут быть сняты где-то в начале 2016 года.

— Что может дать расширение военных возможностей Ирана в регионе?

— Ирану нужно финансирование для политики влияния на Ближнем Востоке. В этой «большой игре», как ее обычно называют в кругах специалистов, противостоят друг другу «шиитская ось» (Иран, Ирак, Сирия, частично Ливан, а сейчас еще и запад Йемена, не говоря уже о Бахрейне) и «суннитская ось» во главе с Саудовской Аравией и Турцией (и Катаром где-то посередине). Но все это лишь временные альянсы и показное единство. Играет свою роль и Израиль. С самого своего формирования еврейское государство ведет скрытую или даже открытую войну с соседями. Иран же не признает Израиль и грозил стереть его с лица Земли, что не вызывает к нему никакого доверия в Тель-Авиве. Как бы то ни было, всем специалистам известно, что у еврейского государства имеются внушительные ядерные силы с воздушной, баллистической и подводной составляющей. Они в состоянии охладить пыл всех, кто вынашивает открыто выраженные военные планы. Главная проблема Израиля — это нетрадиционная война, которую ведет против него Иран руками ливанской «Хезболлы», палестинского «Исламского джихада» (выступившая против Асада ХАМАС лишилась поддержки Тегерана) и спецслужб. Не стоит забывать, что Иран активно использовал терроризм как средство борьбы. То есть, ни о каком доверии между двумя государствами говорить не приходится.

— На каких фронтах сейчас сражается Иран?

— Иран ведет борьбу в Сирии и Ираке, а также оказывает поддержку племенам хуситов, сторонникам бывшего президента Йемена Салеха. На сирийско-иракском фронте стражи революции непосредственно участвуют в боевых действиях под руководством небезызвестного Касема Сулеймани, командующего спецподразделением «эль-Кудс». Бои складываются непросто, и иранцы официально потеряли семь генералов. Один из них, кстати, был убит израильтянами. Возможно, это произошло случайно, потому что он состоял в «Хезболле», которая и была главной целью. Раз погибли целых семь генералов, потери среди бойцов более низкого ранга должны быть очень серьезными. Иран также направляет ливанскую «Хезболлу», которая отправила тысячи бойцов в Сирию и несколько сотен в Ирак. Все эти активисты оказывают непосредственную поддержку режимам Дамаска и Багдада в борьбе с ИГ и повстанческими движениями (в Сирии это касается разнообразных коалиций во главе с «Джабхат ан-Нусра», местным представительством «Аль-Каиды»).

Кроме того, Тегеран предоставляет логистическую помощь сирийскому и иракскому режимам, а также, по всей видимости, йеменским мятежникам (в любом случае, это держится в тайне). Израиль беспокоит то, что активисты «Хезболлы» могут получить незаменимый боевой опыт, а также современное оружие (в том числе ракеты дальнего радиуса действия) в обмен на оказанные услуги. В результате угроза со стороны «Хезболлы» может существенно возрасти.

— Какие страны могут извлечь для себя выгоду из модернизации оборудования? Россия? США? Франция?

— Санкции снимут в лучшем случае в начале 2016 года. В первую очередь это позволит улучшить жизнь мирного населения. Движение финансовых потоков возобновится, что принесет долгожданное повышение уровня жизни. Иран сможет снова продавать углеводороды на международном рынке, и пусть цены сейчас невысоки, это все равно будет означать приток капиталов. Кроме того, будут разблокированы замороженные средства, прежде всего в США.

В первую очередь, полегчает гражданскому сектору, хотя и военный сможет «вдохнуть» свежего воздуха. Армии и стражам революции крайне необходимо модернизировать имеющиеся у них средства, причем касается это авиации, флота и сухопутных сил. Требуются также и запчасти для ремонта уже имеющегося оружия. Из модернизации армии выгоду для себя смогут извлечь главным образом Россия и Китай. Западные предприятия не ринутся на открывшийся рынок, тем более что эмбарго могут в любой момент восстановить. В теории, баллистические технологии окажутся под запретом по меньшей мере на пять лет, но это не касается ракет «земля-воздух» вроде С-300, которые могут сделать чрезвычайно рискованным проведение любой «превентивной» воздушной операции. Главную роль в подписании договора сыграл тот факт, что без Ирана не обойтись в борьбе с ИГ и «Аль-Каидой» (о ней сейчас многие забывают). К тому же, президенту Обаме хочется в конце мандата оправдать присуждение ему Нобелевской премии мира. История запомнит, что именно он восстановил отношения с Кубой и Ираном, хотя всем еще предстоит проделать долгий и усеянный препятствиями путь. На Ближнем Востоке сегодняшний друг может завтра стать врагом и наоборот.

Ален Родье (Alain Rodier), отставной высокопоставленный офицер французской разведки, замдиректора Французского центра разведывательных исследований. Специалист по исламскому терроризму и организованной преступности.

Источник новости

Читайте также: