Соглашение с Ираном: прорыв или провал?

Переговоры по иранской ядерной программе, проходящие в Вене, входят в эндшпиль. Администрация президента Обамы обозначила сегодняшний день, вторник, 7 июля, как заключительную дату переговорного процесса. Однако можно быть уверенным, что всеобъемлющее соглашение не будет достигнуто вовремя — как и нет уверенности в том, будет ли оно достигнуто вообще. Скорее всего, будет объявлено рамочное соглашение, но по определенным позициям стороны не договорятся.

Иран, видя относительную податливость американских дипломатов, требует все больших уступок в обмен на «подморозку» от своей ядерной программы. Об ее демонтаже речи нет. Условия сделки, прямо сказать, ухудшаются с каждым днем. Тегеран, видя противоречия в западном лагере, начинает вести себя более агрессивно, чуть ли не ставя ультиматумы.

Многие в Вашингтоне — как республиканцы, так и демократы — призывают Госдеп придерживаться жесткой линии и не пытаться заключить сделку любой ценой. Такого же мнения придерживается и Израиль — страна, пожалуй, наиболее уязвимая, если Иран создаст ядерное оружие.

Я считаю, что именно желание достигнуть соглашения любой ценой является главной проблемой для американской администрации. Если в 2016 году Овальный кабинет займет президент-республиканец, все усилия Обамы могут пойти прахом. Разумеется, данный вариант развития событий не является тайной ни для президента, ни для администрации.

Как пишет Foreign Policy, для предотвращения подобного развития ситуации, в ход идут такие инструменты, как заключения экспертов по ядерному оружию, пацифистская риторика и так далее. Следует отметить, что именно экспертная поддержка специалистов в области ядерных технологий и позволила Обаме защитить проект соглашения от большинства нападок республиканцев — даже несмотря на то, что некоторые из таких заключений были подвергнуты критике, как необоснованные.

Белый дом, скорее всего, надавит на демократов в Сенате. Если даже соглашение будет достигнуто, у Сената останется еще 30 дней для его анализа. Возникает прямая и явная угроза раскола на Капитолийском холме. Судя по всему, Обама готов к этому — в конце концов, ему осталось быть президентом полтора года.

Но даже если республиканское большинство проголосует против, Обама может рассчитывать на поддержку большинства демократов в Сенате, так что 67 голосов, необходимых для преодоления президентского вето, противники соглашения, скорее всего, не соберут. Исход конфликта становится примерно ясен. Вопрос в том, к каким последствиям приведет политика, которая, как считают оппоненты, не учитывает мнение как значительного числа американских граждан, так и важнейших союзников США на Ближнем Востоке — Саудовской Аравии, стран Персидского залива, и Израиля.

Для критиков сделки ее главное условие — сворачивание Ираном программы ядерных исследований на 10 лет является недостаточным. Иран должен навсегда прекратить военный компонент своей ядерной программы, а МАГАТЭ — быть в состоянии проверить исполнение этих условий. Необходимо также говорить о других важных пунктах, таких как снятие всех санкций сразу, и невозможности их возвращения.

Несмотря на близкое соглашение, Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи уже заявил, что США были и остаются «главным противником». Я убежден, что Иран не откажется от террора и агрессивной внешней политики в рамках этого соглашения, причем Вашингтон этого даже не потребовал.
Напомним, что Иран сегодня практически контролирует четыре арабские столицы: Багдад, Дамаск, Бейрут и Сану, и поддерживает движение Хамас в Газе. В ядерном соглашении также нет ничего, что могло бы остановить иранскую экспансию на Ближнем Востоке.

За результатами исхода этих исторических переговоров внимательно наблюдают как союзники, так и враги США — от Пекина до Риада, и от Москвы до Иерусалима. Вне зависимости от того, каким будет результат переговоров в Вене, он, несомненно, окажет огромное влияние на американскую внешнюю политику США на Ближнем Востоке, на конфликты в мусульманском мире, и на баланс сил на планете.

Ариэль Коэн, Директор, Центр энергии, природных ресурсов и геополитики Института анализа глобальной безопасности и Директор, International Market Analysis — фирмы, специализирующейся на оценке и менеджменте политических рисков. Старший эксперт Атлантического Совета.

Источник новости

Читайте также: