Мою страну отняли террористы

В начале апреля этого года 25-летний физиотерапевт Акрам сел в автобус и отправился на север — сначала в Ливан, потом в Турцию. До конечной точки своего путешествия — Финляндии — Акрам не добрался: в рижском аэропорту его задержали латвийские пограничники. Портал Delfi встретился с нелегальным беженцем из Сирии и выяснил, как выглядят маршруты перевозки беженцев и каким образом некоторые из них уже сегодня попадают в Латвию.

Убийство христиан стало «игрой»

Акрам (имя изменено — прим. ред.) вспоминает, что буквально несколько лет назад Сирия была одной из самых безопасных стран Ближнего Востока. «Люди могли мирно гулять по улицам, строить планы на будущее, спокойно засыпать, даже когда в доме настежь открыты двери. До войны никто не разделял людей по вере», — говорит он.

Отец Акрама 15 лет назад умер от рассеянного склероза, и молодой человек решил связать жизнь с медициной: «Окончив школу, я пошел учиться на физиотерапевта, и сейчас я сертифицированный специалист. Я вырос в христианской семье, у меня три брата и сестра. Все жили дружно и счастливо, мама никого не обделила заботой и любовью, но в 2011 году прежняя жизнь закончилась. Остался только страх за семью и свою судьбу…»

«До сих пор не могу понять, с чего вдруг простые люди взяли в руки оружие и начали кричать о свержении правительства и свободе. Почему они превратились в марионеток мусульманских лидеров? Они буквально одержимы своей религией. Убийство христиан стало какой-то игрой: чем больше наберешь «очков», тем больше воздастся на небесах у Аллаха… Люди, с которыми мы раньше дружно жили бок о бок, теперь хотят только правоверно умереть. Для них лучшая награда — это наша смерть», — говорит Акрам. Для того чтобы как-то обезопасить себя, он начал носить на шее мусульманские четки: «Это была не жизнь. Посоветовавшись с семьей, я решил бежать в Финляндию. Там давно живет мой старший брат с семьей, у него есть высокооплачиваемая работа и гражданство. Другие братья тоже покинули страну. На родине остались только моя мама и сестра».

В апреле 2015 года Акрам собрал все свои документы и сбережения и начал искать способ попасть в Финляндию. В итоге путешествие затянулось на три месяца.

Из Сирии — в Турцию. Ходячие мешки с деньгами

Первым перевалочным пунктом должна была стать Турция. Несмотря на то, что у нее общая граница с Сирией, попасть туда непросто. Акраму пришлось сначала доехать на автобусе до Ливана, а затем на самолете он добрался до турецкого Мармариса. Весь путь занял четыре дня.

«Следующие две недели я искал человека, который мог бы помочь таким, как я. В конце концов, нашел перевозчика. Меня спросили, куда я хочу попасть, и я ответил — в Грецию, потому что другие беженцы говорили: из Афин проще всего добраться до Финляндии. Перевозчик предложил перебраться на один из греческих островов, а потом на пароме — до Афин, — рассказывает Акрам. «Это настоящий бизнес, беженец воспринимается как ходячий мешок с деньгами. Цена переправы из Турции в Грецию зависит от типа лодки: на яхте это стоит 2500 евро, на крепкой лодке — 2000 евро. За деревянную шлюпку просят 1500 евро за человека, а на надувной лодке перевезут за 1000».

Денег у Акрама не хватало, и ему пришлось попросить помощи у брата: «Поскольку я бежал с родины не для того, чтобы умереть в пути, я выбрал яхту. Попросил, чтобы мне показали, как она выглядит. Перевозчик показал фотографию на телефоне и заявил, что «вживую» яхту посмотреть нельзя — вдруг я его «сдам»? Я сказал, что отдам деньги только тогда, когда станет известна дата отплытия, и это спасло меня от возможных проблем. Я слышал истории, что тех, кто платил сразу, обманывали, и они застревали в Турции надолго».

Через некоторое время с Акрамом связался проводник, и группу из 20 беженцев перевезли в другой город: «По пути мне рассказали, что на более дешевый вариант — надувную лодку — согласились 40 человек, и никого из перевозчиков не заботило, как они там все поместятся. Я внутренне перекрестился — хорошо, что у меня нашлись деньги».

Беженцев собрали в квартире и оставили ждать: перевозчикам нужно было убедиться, что в районе не патрулируют полицейские. Затем сирийцев посадили в микроавтобусы и отвезли в лес: «Нам приказали выйти из машин и ждать проводника. Он объявился через час. Следующие три часа мы практически без остановок шли по лесу  —  тогда мне особенно стало жаль 60-летнюю старушку, которая была в нашей группе, и 11-летнего мальчика с отцом. Когда мы вышли к утесу и увидели море, было еще слишком светло, и наш новый проводник велел ждать темноты».

Из Турции — в Грецию. Спасательный жилет за 350 евро

«Ночью мы вдруг увидели белую точку в море — это была наша яхта. Когда она причалила к берегу, мы поняли, что нас всех обманули… Не было никакой яхты, не было того, что нам обещали — это была обычная пластиковая белая лодка, без весел, с маленьким мотором. Мы хотели было позвонить человеку, которому передали деньги, но все телефоны были выключены — мы сдали их проводнику, который заявил: тот, кому что-то не нравится, может идти обратно в лес. Если мы сейчас же не сядем в лодку, то другой возможности не будет», — вспоминает Акрам.

«Мы молча сели в лодку. На всю группу было всего несколько спасательных жилетов, за которые заранее нужно было заплатить 1000 турецких лир (350 евро  — ред.). Проводник сказал, что путь до острова Сими займет около получаса, но предыдущая группа добралась за 50 минут из-за встречного течения. Кто-то обмолвился, что третья группа ушла ко дну, и все погибли», — говорит Акрам. «Нам повезло с погодой, море было спокойным, но в лодке царило совсем другое настроение. Кто-то старался вести себя спокойно, но его выдавала дрожь, кто-то плакал навзрыд и прижимался к ближнему, я же не переставал молиться. Я смотрел на лица этих людей и думал о том, кого буду спасать, если мы начнем тонуть… Ребенка, женщину или вон того юношу? Скольких я смогу удержать на плаву? Одного, а может двоих? На сколько у меня хватит сил, и смогу ли добраться до какого-нибудь берега?», — рассказывает сириец.

Спустя неполный час лодка добралась до берега, и теперь Акраму оставалось лишь сесть на паром и доплыть до Афин.

Из Греции  — в Финляндию. Непредвиденная остановка

В Афинах Акрам провел около месяца  — искал очередного перевозчика. Беженцы обмениваются информацией о «нужных людях», но все, с кем встречался Акрам, называли астрономические цены или не внушали доверия: «В итоге я нашел человека, который предложил за 7000 евро доставить меня прямо в Финляндию, или за 4000 евро  — в транзитную страну, откуда можно двинуться дальше. Пришлось согласиться на второй вариант, и снова занять денег у брата».

Через несколько дней Акраму принесли чужую ID-карточку. Человек на фотографии отдаленно был на него похож. Проводник попросил определиться со страной: «Я слышал, что в Латвии нет беженцев, и почему-то подумал, что у них просто получается ехать дальше  — кому в Швецию, кому в Норвегию. Плюс ко всему, Латвия недалеко от Финляндии. В общем, по новой ID-карте мне оформили билет из Афин в Ригу. Когда я стоял в очереди на проверку документов, собралось очень много людей, поэтому я решил воспользоваться возможностью и спрятался за спину человека, стоявшего впереди меня. После того как он показал свои документы, мы вместе прошли. Я чудом остался незамеченным, ведь если бы пограничник увидел мою ID-карточку, то меня, скорее всего, поймали бы. Бортпроводница сверила фамилию на билете, я сел в самолет и прилетел в Ригу. Здесь меня и задержали. Помню, как пограничники посмеялись над документом, за который я отдал целое состояние, и сказали: «Да, «развели» тебя, парень».

У Акрама забрали документы и поместили в центр временного содержания иммигрантов. «Я могу понять отношение здешних людей к беженцам. Латвия  — маленькая и небогатая страна, в которой высокие налоги и низкие пособия. Здесь каждый пытается выжить. А тут объявляются беженцы, иммигранты и другие «нахлебники», нуждающиеся в поддержке. Приезжие бывают разными, поэтому я могу говорить лишь за себя. Я уехал не в поисках красивой жизни, просто хочу скорее попасть к брату, начать все с чистого листа, найти работу и стать полноценным членом общества. Поверьте, очень больно осознавать, что моей прежней родной страны больше нет  —  ее отняли террористы. Мне безумно жаль сограждан, у которых нет возможности выбраться оттуда, особенно христиан  — там они обречены на смерть. В мире нет мира, и когда он наступит никто не знает. Остается лишь надеяться и молиться».

Источник новости

Читайте также: