Из-за чего страдают отношения Обамы и Нетаньяху

Некоторые считают, что плохие отношения президента США Барака Обамы и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху связаны с взаимной политической подозрительностью и отсутствием личной симпатии друг к другу. Пессимисты опасаются, что в результате пострадают отношения между США и Израилем. Но корень проблемы в разной идеологии, в разном мировоззрении, обуславливающем разные подходы, в том числе, к радикальным исламистам.

Будущее Ближнего Востока, Запада и Израиля будет определяться результатом борьбы на трех фронтах: схватка не на жизнь а на смерть, между прагматичными и радикальными элементами в исламских странах; борьбой с радикальными исламистами в западных государствах и противостоянием либерально-оптимистической идеологии с реалистично-прагматической на Западе, в том числе, и по поводу отношения к радикальному исламизму.

К сохраняющему единство прагматичному лагерю на Ближнем Востоке относятся Египет под руководством президента Абдель-Фаттаха ас-Сиси, Саудовская Аравия, Иордания, большинство стран Персидского залива, часть сирийской оппозиции и так далее. Они пытаются отстоять легитимность своей культуры, сформировавшейся за минувшие 200 лет. Культура основана на открытом исламе, готовом принять западные элементы, несмотря на глубинную враждебность к Западу.

Экстремисты считают эту культуру отступничеством, которое необходимо ликвидировать, и преисполнены решимости победить Запад, который они считают слабым и лишенным морали. С их точки зрения, стремление западных стран обрести счастье в этом мире гарантирует их поражение под натиском рвущихся в бой исламистов. Они намерены создать новый мировой и региональный порядок, в котором ислам будет иметь статус религии власти, и везде будут действовать исламские нормы и законы. А на первом этапе следует выбросить с Ближнего Востока Запад и его форпост — Израиль.

Экстремисты делятся на четыре основных группы. Ультрарадикалы-сунниты (ИГИЛ и «Аль-Каида») и шииты (Корпус стражей исламской революции и «Хезболла»), радикалы-реалисты из среды суннитов («Братья-мусульмане», Катар и Реджеп Тайип Эрдоган) и шиитские (президент Ирана Хасан Рухани). Ультрарадикалы намерены добиваться немедленных изменений в региональном и мировом порядке, пользуясь слабостью прагматиков и бездействием Запада. Поэтому суннитские экстремисты создали «Исламское государство», а шиитские спешат захватить новые территории Ближнего Востока и активно продвигать иранскую ядерную программу.

Радикалы-реалисты, разделяя цель с ульрарадикалами, считают, что Запад не настолько слаб, а ультрарадикалы не настолько сильны, чтобы осуществить немедленные желаемые перемены. Подходящее время для совершения революции наступит скоро, но если выступить досрочно, это только навредит интересам.

Западные оптимисты во главе с Бараком Обамой считают, что следует вести переговоры с радикалами-реалистами, что укрепит их, и это морально оправдано преступлениями западных стран против мусульман в прошлом. Они считают, что таким образом можно добиться более надежного урегулирования, поскольку радикалы-реалисты помогут в борьбе с ультрарадикалами. Оптимисты считают реалистов и ультрарадикалов настоящими представителями ислама. По их мнению, примирение с радикалами-реалистами подтолкнет их к отказу от революционной идеологии в пользу сохранения существующего порядка. Поэтому сегодня США готовы почти на любые требования Ирана в сфере ядерной программы.

При этом сторонники реалистично-скептического подхода на Западе, в том числе, Израиль и мусульмане-прагматики, придают мало значения разногласиям в радикальном исламистском лагере. Они указывают на то, что обе исламистские фракции стремятся к уничтожению соперников и формированию нового регионального порядка. Западные реалисты и мусульманские прагматики считают, что для успешного противостояния этому движению следует прибегать не к умиротворению, а к решительной политике, и быть готовыми применить силу, в виде санкций и в виде военного удара в случае необходимости, чтобы защитить жизненно важные интересы Запада и прагматиков в исламском мире.

В первую каденцию Обамы в администрации шла дискуссия между реалистами и оптимистами, но потом, после ухода Хиллари Клинтон, Денниса Росса (Dennis Ross) и других, оптимистичная точка зрения возобладала.

Эта разница между двумя подходами лежит в основе разногласий между Нетаньяху и Обамой. Реалисты считают крайне проблематичной политику Обамы в отношении Ирана, в отношении ситуации на Ближнем Востоке и в отношении палестинцев. Оптимистичный подход может усугубить угрозу безопасности Израиля. Борьба за утверждение возможной сделки с Ираном в американском Конгрессе покажет, смогут ли оптимисты в Демократической партии навязать всему миру свой подход, несмотря на то, что многие эксперты называют эту сделку угрозой безопасности Запада.

Сходство взглядов Израиля и ближневосточных прагматиков, их общие опасения перед радикалами и разочарование в оптимистах создают возможность сближения, не связанную с палестино-израильским мирным процессом.

Йоси Купервасер — бывший начальник отдела исследований в военной разведке Израиля (АМАН) и бывший гендиректор министерства стратегического планирования, ныне глава Иерусалимского центра по общественным и политическим делам

Источник новости

Читайте также: