Голодай, и тело скажет «спасибо»

А что если мы едим не из-за голода, а в силу привычки или социальных условностей? Когда мы едим, то смакуем вкус продуктов или же просто набиваем живот? Мари-Лор Каноза из Женевы всегда относилась к еде предельно серьезно и готовила пищу лишь из качественных ингредиентов.

Тем не менее, когда в 2013 году она увидела по Arte документальный фильм о голодании в сибирском санатории, швейцарская русофилка решила отправиться в это идиллическое место на берегу Байкала (неподалеку от Улан-Уде), чтобы пройти курс терапии. Восемь дней без еды и лишь одна вода из напитков. Пациенты каждый день проходят врачебный осмотр и лечебные процедуры (массажи, грязевые ванны). Возвращение к питанию тоже проводится под медицинским контролем.  

В чем тут цель? Отдохнуть и вновь обрести связи с миром, которые никак не перекликаются с едой. Мать троих детей провела этот опыт в апреле 2014 года в пасхальные каникулы, и с тех пор, по ее словам, она изменилась: «Я больше не устаю и чувствую себя сильнее, увереннее». Она прошла не только телесную, но и духовную реабилитацию.

За плечами у Мари-Лор Канозы необычный путь. Получив диплом специалиста по международным отношениям и учителя физкультуры, в 1995 году она стала активисткой Международного комитета Красного Креста. В составе организации она побывала в Абхазии, Чечне, Таджикистане, Албании и Иерусалиме. По возвращении домой началась новая жизнь: муж, дети (у нее их трое) и блинная El Progreso, для которой она как ярая сторонница сбалансированного питания покупает экологически чистую ветчину местного производства и форель Женевского озера. То же самое относится и к идущим на гарнир сыру и овощам: только натуральные продукты без добавок.

Таким же был и ее подход к домашнему быту. «Мне кажется, мы во многом передаем понятия уважения и солидарности детям через ту еду, какую им даем». Ее муж, эколог, работает в Берне. Он помогает ей, как может, но забота о блинной и семье все же стала тяжелым грузом.

«Десять лет вся моя жизнь крутилась вокруг еды. Той, что я готовила детям или предлагала клиентам. Пусть то была качественная еда, и мне удалось повстречать прекрасных новых друзей, но она стала не просто занятием, а частью моего самосознания».   

К 2013 году дети выросли, и Мари-Лор решила передать блинную верной сотруднице. На дворе был сентябрь. Волей случая эта любительница свежего воздуха (она почти не смотрит телевизор) увидела по Arte документальный фильм о голодании. Он оказался для нее подобен грому среди ясного неба. Она была уверена, что хочет попробовать. Фильм «Голодание — новый способ лечения?» был снят в 2011 году Сильвеном Жильманом и Тьерри де Лестрадом и рассказывает о том, как в России, Германии, Швейцарии и США клиникам удается вылечить хронические заболевания вроде астмы, гипертонии и ожирения с помощью 12-дневного воздержания от пищи.

Как отмечается в фильме, даже при возникновении рака рекомендуется пройти голодовку перед химиотерапией, чтобы повысить эффективность лечения. Мари-Лор вспоминается оставивший особенно сильное впечатление фрагмент: «Основавший эту методику 40 лет назад российский врач узнал о пользе голодания, когда установил, что у одного из его пациентов, шизофреника, почти не возникало кризисов, когда все принимали его решение не есть. На самообеспечении тело и дух восстанавливаются самостоятельно».    

В следующие пасхальные каникулы Мари-Лор (в то время она зачастую уже просыпалась усталой) отправилась на восстановление в сибирский Горячинск, который прославился своими теплыми источниками и с 1995 года предлагает лечение голоданием. Его прошли уже более 10 тысяч человек, а открывающиеся в центре прекрасные виды и прогулки по берегу Байкала лишь добавляют плюсов диете.

«Место мне сразу же очень понравилось, а перспектива уехать из дома на две недели без мужа и детей тоже казалась весьма привлекательной». Это не считая того, что Мари-Лор бегло говорит по-русски и смогла еще больше закрепить полученные за годы учебы в университете знания. Поездка представляла для нее сразу два преимущества, возможность очистить тело и дух.

«Мне нравится нестандартная суть этого метода, то, что он не преследует коммерческий интерес, — продолжает она. — На Западе все зациклено на потреблении, будь то еда или лекарства. Предложенное в Горячинске решение не делает денег. Оно наоборот подразумевает снижение темпа». Но ведь поездка была не бесплатной, лечение же сколько-то стоит? «Да, 800 евро за восемь дней, плюс цена билета. Это намного меньше, чем в некоторых престижных клиниках, которые предлагают баснословно дорогие методики». 

В санаторий может поехать любой человек? Какую процедуру ей пришлось пройти? «Мне нужно было отправить им медицинскую справку о том, что у меня нет проблем со здоровьем. Уже там врач все равно проверил, нет ли у меня анорексии или булимии. До поездки в Горячинск я весила 58-59 килограммов при росте в 1 метр 70 сантиметров. За время голодания я похудела до 52 килограммов, а сейчас вешу около 56. Для меня это был вопрос не веса, а отношения к еде. После голодания ты уже не ощущаешь необходимости есть, когда другие едят, или то, что они едят. Ты лучше осознаешь собственные потребности и не делаешь социальных уступок. И твое тело говорит тебе «спасибо».

Тем более что голоданию предшествует пост. Нельзя просто так взять и прекратить питаться. В противном случае возможны серьезные и острые приступы ацидоза: речь идет о реакции тела, которое в стремлении скомпенсировать нехватку глюкозы производит замену, кетоновые тела, из запасов протеинов и жиров. В период изменения питания кислотность крови повышается, что в некоторых случаях может вызвать тошноту, головные боли и спазмы. Смягчить последствия можно путем уменьшения количества принимаемой пищи задолго до полного отказа от нее. 

«За полтора месяца до отъезда в Россию я полностью отказалась от алкоголя и мяса, — рассказывает Мари-Лор. — За десять дней я перестала есть молочные продукты. Потом я перестала пить кофе: это оказалось тяжелее всего! За четыре дня я убрала зерновые, а затем овощи и фрукты». В результате, по ее словам, она не ощущала «никакой боли во время голодания, как и чувства голода».

Тем не менее, ее охватила «страшная усталость». «Я могла заснуть в любой момент. Если мне хотелось спать, я спала, и шла на водные процедуры и грязевые ванны уже потом. В Горячинске все продумано так, чтобы мы следовали нашим естественным ритмам, чтобы тело вновь вступило в свои права. У меня впечатление, что я сбросила с себя многолетнюю усталость». 

Волшебное место, бодрящие татарские массажи, веселые грязевые ванны для ног со старыми бабушками, прогулки по заледеневшему Байкалу и возвращение к пище с великолепного домашнего кефира — все это завоевало сердце Мари-Лор, которая словно скинула старую кожу. «Да, я изменилась. Я сейчас снова ем все продукты и больше не голодаю, но после возвращения из России я просыпаюсь по утрам с зарядом бодрости. Кроме того, я решила пройти курсы переговорщиков, потому что, как мне кажется идея личной ответственности во время поста близка к тому, что ощущается, когда идешь на переговоры по решению конфликтов».

«Каждой из сторон конфликта нужно найти собственные решения с помощью посредника. Это очень важный момент, потому что я выступаю за осознание личной ответственности. В сентябре я начинаю стажировку по посредничеству в уголовных делах с несовершеннолетними во Фрибуре и постараюсь воспользоваться полученными во время голодания знаниями: нужно всегда стремиться к ясности ума».

Источник новости

Читайте также: