Одна капля

В июне 1892 года житель Нового Орлеана Гомер Плесси купил железнодорожный билет первого класса и занял место в вагоне с надписью «Только для белых». Плесси был негром только на осьмушку. Тем не менее, его попросили пересесть в вагон для «цветных». Плесси отказался, и тогда его арестовали. Судебная тяжба, которую он затеял, в конце концов добралась до Верховного суда США. Суд постановил, что законы штатов о расовой сегрегации не противоречат Конституции. Это решение положило начало «правилу одной капли», как обобщенно называют в Америке законы, согласно которым достаточно иметь хотя бы одну каплю афроамериканской крови, чтобы считаться «цветным».

В эти дни Америку взволновал противоположный сюжет. Белая женщина много лет выдавала себя за афроамериканку. В жилах 37-летней Рэйчел Долезал нет ни капли «черной» крови. Оба ее родителя — белые. Они, правда, усыновили четверых мальчиков-афроамериканцев. Возможно, общение с братьями натолкнуло Рэйчел на мысль о перемене расы. Она изменила внешность, закончила «исторически черный» университет, вышла замуж за афроамериканца и посвятила себя борьбе за права афроамериканцев. В конце концов она заняла в штате Вашингтон пост президента регионального отделения старейшей и авторитетнейшей правозащитной организации — Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (NAACP).

Она была очень заметной фигурой на этом поприще: преподавала в университете, выступала в прессе, возглавляла общественную комиссию при полицейском омбудсмене. Разоблачили ее родители, обиженные на нее за то, что она перестала поддерживать с ними отношения и выдумала себе биографию. Рэйчел Долезал не совершила никакого преступления. Этот вид подлога не значится в уголовном кодексе. Рэйчел лгала. Но зачем она это делала?

Первое, что приходит в голову: она хотела воспользоваться преимуществами, которые предоставляются афроамериканцам при приеме в учебные заведения и найме на работу. Но никаких особенных выгод от перемены расы она не получила. Об этом можно было бы говорить, если бы она поступила в Гарвард или Йель. В NAACP с ее основания и по сей день работает много белых. Америка теряется в догадках. Одни эксперты считают, что Рэйчел Долезал страдает истерическим расстройством личности, при котором вследствие неустойчивой самооценки человек постоянно нуждается в привлечении внимания к себе. Другие вопрошают: почему перемена пола воспринимается обществом как не только приемлемый, но и достойный уважения шаг, а перемена расы — как мошенничество? Как раз на днях стало известно о том, что чемпион монреальской Олимпиады по легкоатлетическому десятиборью Брюс Дженнер стал трансгендером по имени Кейтлин, и президент Обама в твиттере назвал это решение смелым. Но почему президент, который сам наполовину белый, промолчал по случаю разоблачения Рэйчел? Третьи полагают, что Рэйчел Долезал обманным путем достигла своего положения и скомпрометировала движение за права афроамериканцев.

А я вспомнил роман Марка Твена «Простофиля Вильсон», в котором рабыня Рокси, негритянка только на одну шестнадцатую, поменяла младенцев: своего собственного сына, в котором «черной» крови была всего одна тридцать вторая, выдала за хозяйского, а сына хозяев обрекла на участь раба. К тому моменту, когда обман выяснился, родной сын Рокси превратился в отъявленного негодяя, а жертва подмены, на которого вдруг свалились богатство и положение рабовладельца, ощущал себя рабом-самозванцем. Так Марк Твен высмеял «правило одной капли»: не кровь делает человека рабом или свободным, а обстоятельства и самоидентификация.

Рэйчел Долезал, так и не объяснив свой поступок, ушла в отставку. Ее история — независимо от отношения к ней самой — ясно продемонстрировала несостоятельность и архаичность зоологического подхода к проблемам межэтнического взаимодействия.

Источник новости

Читайте также: