Нет времени мешкать

Переговоры о коалиции — не повод для жеманства и предъявления неосуществимых требований со стороны тех или иных политических партий. Мы не можем позволить себе терять время на ничтожные расчеты. Перед Турцией стоят три чрезвычайно важные дилеммы. Поэтому правительство следует создать быстро и принять необходимые решения. Ведь если не мы, это сделают за нас другие. А мы так и не поймем, что на самом деле произошло.

Один из вопросов, которые следует решить как можно быстрее, связан с прояснением политической позиции Турции в период натянутости отношений НАТО и России. Альянс НАТО принял решение разместить ракеты средней дальности в Восточной Европе. После учений, состоявшихся в прошлом месяце в Конье, сейчас в Балтийском море идет гораздо более масштабная репетиция войны. Название этих маневров — «Удар меча». Россия же в ответ на эти направленные против нее действия приняла решение пополнить ядерные силы РФ 40 межконтинентальными баллистическими ракетами. Рассчитывает ли Путин ударить по США, не затронув Европу? Неизвестно. Но рост напряжения в военной сфере налицо. При этом не будем забывать, что Турция — член НАТО, который также участвует в этих учениях.

Если говорить не об экономике, а о стратегической области, то шансов лавировать между Россией и НАТО у Турции все меньше. Конечно, она может идти на определенные уступки, но только пока ее не заставят принять решение. Такова общая перспектива.

Вопрос, требующий решения в краткосрочной перспективе

Важный фрагмент этой общей картины связан с тем, кого Турция предпочитает видеть в качестве своих соседей в Сирии. Иными словами, кому она отдаст свое предпочтение по ту сторону границы. Есть два с половиной варианта. Первый — ИГИЛ и другие подобные радикально-исламистские структуры, второй — структура, при которой установят свои правила Отряды народной самообороны (YPG); а половина — это зонтичная структура, называемая Свободной сирийской армией.

Выбор любого варианта потребует от Турции учесть расстановку сил Дамаска и местных властей, поскольку речь идет о де-факто разделенной на множество частей Сирии. То же самое — в Эрбиле и Багдаде. Признаем, что каждый раз усиление радикально-исламистских структур способствует укреплению позиций Дамаска. С другой стороны, нельзя назвать плохими и отношения Дамаска с YPG. В этих условиях важно обратить внимание на то, какие сегменты можно отдалить от Дамаска и привлечь на свою сторону, с какими из них можно установить мирные отношения, и какие третьи игроки могут вступить в игру при корректировке отношений этих сегментов с центральной властью.

В этой ситуации, очевидно, Турция не может позволить себе бороться и с ИГИЛ, и с Асадом, и с YPG.

Вопрос, требующий решения в среднесрочной перспективе

Выбор того, кто будет находиться по соседству с Турцией, напрямую повлияет на решения по вопросу беженцев, численность которых достигла 2,5 миллиона. Известно, что эти люди покидают свою страну под давлением тех или иных групп. Одни бегут от ИГИЛ, другие — от Асада, третьи — от YPG.

Турция должна решить, доминирование какой группы позволит ей обеспечить условия возвращения этих людей назад. И, кроме того, вычислить, пребывание какой структуры на границе создаст меньше рисков для балансов внутри страны. Проще говоря, выбор нужно сделать между радикальными исламистами и радикальным курдским движением. Даже в случае создания буферной зоны у нас будут лишь эти варианты.

При принятии решения следует определить, какую из этих структур можно контролировать. На сегодняшний день Турция в руках два чрезвычайно важных рычага: демократия и рыночная экономика. Важно учесть, с каким из рисков нам помогут бороться наши сильные стороны. Все это нужно делать безотлагательно, и при этом помнить: в Турции есть круги, жаждущие заполнить пробел, который возникнет в том случае, если мы вскоре не продемонстрируем гражданскую и политическую волю.

Источник новости

Читайте также: