Две столицы Ближнего Востока, Багдад и Дамаск находятся под угрозой захвата боевиками ИГИЛ

За объявлениями «Пропал человек» на неделе — сразу две шокирующие новости. Сначала искали полковника Халимова, главу таджикского ОМОНа, потом студентку МГУ Варю Караулову. Последние следы обоих ведут на сирийско-турецкую границу. 43-летний отличник боевой подготовки и 19-летняя студентка философского факультета могут оказаться в рядах ИГИЛ.

Родственники верить отказываются, убеждают, что не могли они так переродиться, чтобы бросить семью и уйти под знамена джихада. Но факт есть факт: по оперативным данным, полковник Халимов собрал команду из подчиненных и с пересадкой в Москве улетел в Стамбул. По рассказам однокурсников, Варя тайком приняла ислам, за стенами МГУ носила хиджаб. И тоже рейс Москва-Стамбул.

То есть, от щупалец самой жестокой, самой радикальной и самой опасной из террористических группировок не защищен никто и нигде. Ловят, судя по всему, в интернете, обещают рай, утаскивают в ближневосточные пустыни. Как с этим бороться, обсуждали на неделе и в Душанбе, на конференции стран СНГ, и по телефону — лидеры России, Британии, Франции и Германии.

«Викиликс» публикует утечку о том, что Европа готовит наземную операцию в Ливии, чтобы попытаться отбить у ИГИЛ хотя бы нефтепромыслы. Лига арабских государств обещает за месяц создать межарабские вооруженные силы, чтобы отвечать ИГИЛ ударами на удары. Что делать, если на повестке дня уже исчезновение Сирии под натиском джихадистов, а захват ими Ирака — просто вопрос времени? И вряд ли они остановятся.

То, что еще год назад казалось невероятным, сейчас очевидно. «Исламское государство» побеждает. Еще совсем недавно малоизвестная бандгруппа сегодня успешно воюет с двумя регулярными армиями на земле и международной коалицией во главе с США, которая создавалась для того, чтобы наносить удары по исламистам с воздуха.

Успехам головорезов способствует множество факторов. Растущая поддержка идей Халифата среди суннитов, отличная подготовка и высокий боевой дух исламистов, быстрый рост их численности, а также слабость окружающих стран и их неспособность договориться о совместном противостоянии этой угрозе. Только за последний месяц Халифат взял под свой контроль два крупных города – Рамади в Ираке и Пальмиру в Сирии. Сейчас исламистам открыта дорога сразу в нескольких направлениях, главные из которых — на Дамаск и на Багдад. Куда они ударят теперь, можно только гадать.

«На сегодняшний момент «Исламское государство», в общем-то, состоялось. То есть, у них есть две политические задачи, которые они должны выполнить сейчас, на нынешнем этапе: они должны взять Багдад, и они должны взять Дамаск. Это два крупнейших и знаковых города на Ближнем Востоке, поэтому те, кто будет владеть и Багдадом, и Дамаском, те, безусловно, могут с точки зрения исламского населения всего региона представлять очень серьезную легитимность. Поэтому претензии «Исламского государства» на то, чтобы называться Халифатом, и то, что руководить мусульманами будет халиф, они после взятия Багдада и после взятия Дамаска безусловно приобрели уже такую весомость. Поэтому на первом этапе они все равно будут продолжать то, что делается сейчас», — говорит российский блогер Анатолий Несмиян, известный в сети под ником «Эль Мюрид».

Простая и доступная идеология, замешанная на незамысловатом мистицизме, четкое определения добра и зла, а значит — врагов и друзей — вот залог успеха «Исламского государства», строящегося на руинах Ближнего Востока. Страшный террор, экспроприации и казни, и в то же самое время — сниженные в разы налоги на захваченных территориях, искорененная коррупция и бытовая преступность, а, главное — ясность цели, и вот уже под черные знамена ИГИЛ собираются десятки тысяч бойцов не только из региона, но и со всего мира.

«Американцы! Мы будем убивать вас!» — кричит Гулмурод Халимов, бывший командир ОМОН Республики Таждикистан.

История этого субьекта, грозящегося убивать американцев, очень символична. Это исчезнувший в Душанбе в начале мая командир таджикского ОМОНа полковник Гулмурод Халимов. Человек, в свое время прошедший боевую спецподготовку на военных базах в США, теперь в окружении боевиков «Исламского государства» предрекает скорую победу Халифата. Так и в случае с ИГИЛ. С одной стороны, было бы непозволительным упрощением упрекнуть американцев в том, что «Исламское государство» создано их руками. С другой, именно они годами натаскивали тех, кто теперь норовит вцепиться им же в глотку.

«Некоторые считают, что США специально создали ИГИЛ, чтобы свергнуть Асада в Сирии. Но это не точно — США не хотели создавать ИГИЛ, они вооружили и финансировали исламских экстремистов, которые собирались воевать с Асадом, а дальше все пошло по давно известной схеме. Из моджахедов, которых мы поддерживали когда-то в Афганистане, позже вырос «Талибан», а вслед за ним и Аль-Каида. В Ираке Соединенные Штаты после вторжения и уничтожения Саддама Хусейна начали проводить политику, которая окончательно дестабилизировала страну. В итоге сотни тысяч суннитов оказались не у дел и стали врагами США и правительства, которое Соединенные Штаты посадили в Багдаде. Впоследствии все эти люди присоединились к «Аль-Каиде», создали ИГИЛ и подняли новую волну исламского экстремизма в регионе», — поясняет профессор истории Американского университета в Вашингтоне Питер Кузник.

Взлет ИГИЛ происходит на фоне все более удручающего положения двух главных его нынешних оппонентов — сирийского и иракского правительств. Иракская армия, создававшаяся в свое время американцами, как опора марионеточного правительства в Багдаде, к настоящей войне не готова. Захват исламистами миллионного иракского города Рамади, считавшийся совершенно невозможным, произошел за считанные дни. Армия просто бежала, побросав сотни единиц американской техники, когда-то предоставленной Ираку.

» Судя по всему, у иракских вооруженных сил просто нет воли к борьбе. Они значительно превосходили противостоящие войска по численности. Мы можем дать им оружие, мы можем дать им инструкторов, но волю к победе мы им дать не можем», — с сожалением говорит министр обороны США Эштон Картер.

Это утверждение главы Пентагона одинаково верно для всех армий, натасканных американцами за последние полтора десятилетия — от Афганистана до Украины. Обученная, главным образом, для исполнения полицейских и охранных функций, ни одна из них оказалась не готова к сражениям с серьезным и мотивированным противником. Что же касается Ирака, то теперь на очереди Багдад, до которого боевикам осталось каких-то 80 километров. И никто, в том числе и сами американцы, уже, похоже, не рассчитывает на то, что правительственным частям удастся отстоять столицу.

«До сегодняшнего дня мы не видим, чтобы США реально выступили против ИГИЛ. Безусловно, они создали международную коалицию и несколько раз бомбили объекты исламистов, однако по факту они в гораздо большей степени поддерживают ИГИЛ, чем оказывают ему сопротивление», — говорит французский журналист и публицист Тьерри Мейсан.

Это утверждение французского журналиста парадоксально лишь на первый взгляд. Нагляднее всего это видно на примере Сирии. Ее армия, в отличие от иракской, закалена в боях. При поддержке Ирана сирийские правительственные войска, пожалуй, единственные, кто мог бы оказать серьезное сопротивление исламистам. Однако вместо помощи или по крайней мере невмешательства Вашингтон благословляет своих союзников по коалиции на поставку оружия отрядам так называемой умеренной сирийской оппозиции. В результате Дамаск был вынужден перебрасывать войска с востока страны на защиту ее главных стратегических центров и, конечно, самой столицы. Таким образом, боевики ИГИЛ беспрепятственно захватили больше половины территории Сирии, в основном – на оставленном войсками востоке страны. Так пала и Пальмира. Выходит так, что страны Персидского залива, союзники США в борьбе с ИГИЛ, своими же руками помогают Халифату расширяться, занимая все новые и новые земли.

«В настоящее время в США существуют две, казалось бы, взаимоисключающие политические линии, и соответственно, два взгляда на происходящее здесь. Нам же остается либо предположить, что Вашингтон, не задумываясь о последствиях, каждый раз избирает ту стратегию, которая реально сработает, то есть, иногда он поддерживает ИГИЛ, а иногда подписывает договоры с Ираном. Но тогда непонятна конечная цель. Или нам нужно признать, что в США существуют две конкурирующие политические силы. И в то время, как президент Обама пытается сближаться с Ираном, другие политики из его же администрации продолжают поддерживать ИГИЛ, надеясь тем самым навязать президенту свой взгляд на будущее Ирака и Сирии и ввергая целый регион в абсолютный хаос», — говорит Тьерри Мейсан.

Как бы то ни было, но совершенно очевидно, что такая политика США завела всех, и в первую очередь, сами Штаты в окончательный тупик. Ирак, державшийся только на американских штыках, после вывода американских войск предоставлен сам себе, а значит, обречен на съедение. Сирия, которая могла бы противостоять Халифату, вот-вот падет под ударами боевиков, которых финансируют и снабжают оружием американские же союзники. Саудовская Аравия сама, между прочим, заявлена, как одна из ближайших целей ИГИЛ, вместо укрепления своих собственных границ вступает в войну с шиитами в Йемене, тем самым провоцируя Иран. Иран, без участия которого черное знамя Халифата уже давно бы развевалось над Ливаном и Иорданией, все меньше заинтересован в окончательном уничтожении исламистов в расчете на то, что эти фанатики рано или поздно доставят кучу неприятностей ненавистным саудовским шейхам. Становится понятно, что без участия третьей силы решение найти не удастся. И вот, презрев изоляцию и санкции, американский госсекретарь Джон Керри летит на переговоры в Сочи.

«Думаю, если речь шла о присоединении России к коалиции, то единственная коалиция, приемлемая для вас — это прямые договоренности с правительствами Ирака и Сирии, может быть, Ирана, который более всех участвует в их противоборстве с ИГИЛ. Коалиция под руководством США крайне ненадежна, с ней не сотрудничают даже правительства региона, и я не думаю, что Россия будет даже рассматривать возможность присоединения к ней. Ведь всем отлично понятно, что доверять им нельзя, и лучше всех это понимают сейчас иракские, сирийские и иранские бойцы, гибнущие в районе Пальмиры и других местах, где сейчас идут реальные бои», — говорит профессор международной политологии университета Сиднея Тим Андерсон.

Москва уже один раз помогла Вашингтону сохранить лицо в сирийском конфликте в тот момент, когда он грозил вылиться в полномасштабную региональную войну. Это стало возможным в результате целого ряда договоренностей, ни одна из которых, за исключением уничтожения сирийского химического оружия, так не была выполнена. И война началась. Вместо благодарности за попытку урегулирования на Востоке Россия получила удар на Западе у самых своих границ. В результате перед лицом реальной опасности расползания Халифата в Среднюю Азию и на Кавказ мы оказывались под угрозой с двух сторон, на что, вероятно, и рассчитывали наши партнеры.

Год потребовался на то, чтобы уяснить, что расчет не удался. За то время, пока США все больше теряли контроль за происходящим не только на взбаламученном ими Ближнем Востоке, но и в казавшейся покорной Европе, мы выстраивали отношения с союзниками, в надежности которых можно было не сомневаться. Уже хотя бы потому, что новая орда, надвигающаяся с востока, угрожает их территориям и жизни их граждан, в то время как Штаты пока рискуют всего лишь утратой одного из источников ресурсов и статусом сверхдержавы.

Источник новости

Источник новости

Читайте также: