Васильеву просят «покачать права»

У осужденной на пять лет по делу Оборонсервиса Евгении Васильевой появился шанс на духовное перерождение — в рядах правозащитников. Деловое предложение о сотрудничестве экс-чиновнице Минобороны направила руководитель общественной организации «Правовая зона» Елена Соколова, пишут «Известия».

Изданию правозащитница пояснила, что участие в этой деятельности поможет самой Васильевой быстрее освоиться в тюремной жизни и заработать авторитет у заключенных. И, кроме того, это привлечет внимание к проблемам пенитенциарной системы и, в частности, женщин-осужденных.

«Я считаю, что лишение свободы не должно становиться для человека унижением его достоинства. Это испытание не должно ломать психику и оставлять отпечаток на всю оставшуюся жизнь, — отметила Соколова. — Васильева же с первых минут пребывания в СИЗО ощутила на себе постыдное состояние нашей пенитенциарной системы. Именно поэтому я и предложила ей присоединиться к нашей правозащитной деятельности и сообща попытаться изменить условия содержания в местах лишения свободы, в которых находятся десятки тысяч женщин».

Васильева, по словам Соколовой, представляет собой довольно активную и энергичную женщину с сильным волевым характером, которая при желании могла бы повлиять на улучшение качества жизни в российских тюрьмах

Адвокаты экс-чиновницы и сама она поступившее предложение пока никак не комментируют.

Между тем, эксперты, опрошенные «СП», не высказали на этот счет единого мнения.

Адвокат Дмитрий Аграновский, например, считает, что Васильева «вполне могла бы найти себя в этой роли»:

— Человек она, как мы все уже знаем, разносторонних талантов. Мне, к слову сказать, очень понравилась ее картина «Ленин и кот». Но насчет жесткого характера — тут я сомневаюсь. Другое дело, я убежден, что в тюрьме она не задержится. И не успеет реально завоевать авторитет у других арестантов.

Но вне стен пенитенциарного учреждения, может быть, она окажется вполне полезной в правозащитном движении. Эта деятельность, на мой взгляд, благородная. Вполне ей подойдет.

Во всяком случае, она не будет работать против страны – в этом я не сомневаюсь. Ведь у нас сегодня слово «правозащитник» стало ругательным. Просто потому, что эта сфера полностью оккупирована либералами, которые поменяли правозащиту на борьбу с Россией.

Председатель правления правозащитного общественного движения «Сопротивление», член Общественной палаты РФ Ольга Костина, в свою очередь, сомневается в правозащитном будущем протеже Сердюкова:

— В принципе, организаций, которые, так или иначе, помогают либо вообще заключенным, либо женщинам, которые оказались в местах лишения свободы, в России достаточно. Но это не значит, конечно, что любая новая инициатива должна разбиваться об уже существующие. Поэтому я поддерживаю саму идею, что, безусловно, необходим контроль, необходимо привлекать внимание к проблемам пенитенциарной системы.

Но, мне кажется, приглашение Васильевой в ряды правозащитников – это просто продолжение того балагана, в который она превращала процесс. Предложение популистское. Видимо, все-таки расчёт не на то, что она будет каким-то большим защитником, а на то, что Васильева — человек обеспеченный и со связями.

Я пока не вижу никакого потенциала у человека, который, в принципе, не признает себя виновным, насколько я понимаю. И непонятно еще, чем кончится процесс.

Вообще в правозащиту люди уходит сами. Как правило, через какие-то собственные переживания, собственный опыт, что-то пережитое, чему стали свидетелями.

Многие люди, пережив заключение, решаются на такую работу, потому что не могут, так сказать, мириться с несправедливыми какими-то вещами, с которыми сами столкнулись. Это решение, которое человек принимает сам, а не по приглашению.

Правозащитная деятельность, особенно в такой сложной сфере, не нуждается в балагане. Она нуждается в кропотливой, долгой и очень тяжелой работе.

Поэтому я не готова комментировать, будет ли во всем этом толк. Могу лишь согласиться с мнением г-на Осечкина (Владимир Осечкин, руководитель проект «ГУЛАГу-НЕТ!» — ред.), что многие заявляют на декларативном уровне, что посвятят себя этой стезе. И очень не многие в итоге на нее вступают.

В общем, я не вижу никакой проблемы в этом предложении. Но мне не представляется, что за этим есть что-то большее, чем просто информационный повод.

«СП»: — Участницы скандальной группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова ведь тоже рвались после отбытия срока в правозащитники, но как-то ничего не слышно об их победах на этом поприще…

— Господин Ходорковский тоже заявлял, что будет защищать права заключенных. И что? Понимаете, одно дело заявлять. Другое – делать.

Сошлюсь на опыт моего знакомства с Марией Валерьевной Каннибах (президент Межрегионального благотворительного фонда помощи заключенным — ред.)– у нее целый фонд, который занимается социализацией заключенных. Это очень сложная работа. Это вопросы доверия, это вопросы взаимодействия с этой системой. Я знаю, например, несколько случаев, когда девушки, которых она устраивала даже к себе на работу, грабили ее. Понимаете, это такой процесс, который совершенно не так красив изнутри, как кажется на уровне декларации. А иногда просто опасен для жизни, если вспомнить, например, трагическую историю известного правозащитника Андрея Бабушкина, когда один из подопечных напал на его маму и она погибла.

Только внешне кажется, что это легко и интересно. На самом деле, чтобы заниматься такой работой, нужно иметь огромное терпение и убежденность: то, что ты делаешь — правильно. Это не работа в ожидании благодарности. Вместо благодарности может прилететь как раз обратная, как говорится, «ласточка», и обратный привет.

Чтобы на эту стезю вступать, надо понимать: это работа очень тяжелая, и она информационных дивидендов приносить не будет.

А потому я думаю, что в данном случае это чисто популистский номер. Получить срок — еще не значит стать правозащитником.

Журналист и блогер Олег Лурье уверен, что для правозащитного движения появление в его рядах Васильевой – это огромный минус:

— Когда чиновники, осужденные за коррупцию, вдруг объявляют себя борцами с несправедливостью, по меньшей мере, это не логично. Легко понять, какие из них получатся правозащитники. Как она будет активно помогать кому-то? Она такая же заключенная, как все.

Фото: Евгения Новоженина/ РИА Новости

Источник новости

Читайте также: