Ваше святейшество, опомнитесь

В 1983 году Папа Римский Иоанн-Павел II направился в Центральную Америку. Сегодня тяжело поверить, но в те годы этот регион привлекал к себе основное внимание всего мира. Рональд Рейган и его правительство считали, что там идет главная борьбы против распространения коммунизма. Рейган говорил, что, если не остановить коммунистов в Никарагуа, то их танки дойдут до Техаса.

США тайно финансировали и поставляли оружие так называемым «контрас», повстанцам-антикоммунистам, воевавшим против сандинистов (названы в честь антиамериканского революционера, действовавшего в первой трети ХХ века).

Иоанн-Павел II, польский священник, был убежденным антикоммунистом. Его избрание на пост понтифика вдохновило демократическое движение в Польше. История окончательно вынесет суждение о его пребывании на посту Папы Римского. Будучи с одной стороны революционером, он при этом оставался консерватором и сторонником существовавших традиций. Приветствуя мужество католических священников Восточной Европы, выступавших против коммунистических режимов, он одновременно резко осуждал политически активных священников Латинской Америки.

Там, от Патагонии до Рио-Гранде, в церковных кругах зародилось новое политическое движение, получившее название «теология освобождения». Сторонники этого движения выступили против существующего социально-экономического порядка и поддерживали бедняков и угнетенных. Это было настоящей революцией, так как в течение последних 450 лет церковь, хоть и утешала бедняков, но оставалась сторонницей господствующего положения вещей, не дававшего покончить с бедностью.

В Центральной Америке католические священники открыто принимали участие в революционном движении. Трое из них стали министрами в сандинистском правительстве Никарагуа, включая Мигеля д’Эското (Miguel d’Escoto), занявшего пост главы МИД. Он придерживался антиамериканских взглядов. Церковь запрещала священникам участвовать в работе светского правительства, как сказал Иисус Христос, «кесарево кесарю, а Божие Богу ». Иоанн-Павел II лишил Мигеля д’Эското сана за отказ прекратить политическую деятельность. Но отец Мигель стоял на своем.

Первый визит Папы Римского в Центральную Америку включал Никарагуа. Он отслужил мессу при большом скоплении народа на стадионе в Манагуа. Сандинисты скрипели зубами. Они боялись организованности церкви и не давали покоя священникам, не подчинившимся их власти. Их активисты на стадионе пытались помешать Иоанну-Павлу II, выкрикивая разные лозунги. Понтифик прервал мессу и пристыдил их, сказав на испанском «silencio, silencio», то есть «тише, тише».

Это было ярким примером столкновения двух доктрин. Сторонники теологии освобождения не любили этого понтифика и считали, что из-за него между церковью и верующими в Латинской Америке разверзлась пропасть. Почти наверняка одним из них был молодой священник-иезуит из Аргентины, Хорхе Марио Бергольо. Через двадцать лет он стал кардиналом, а сегодня возглавляет Римскую католическую церковь как Папа Франциск.

Франциск, первый неевропеец на папском престоле за 1300 лет (в прошлый раз это был сириец), не перевернул церковь с ног на голову. У него достаточно традиционные взгляды на положение женщин, на права геев, на разводы и другие подобные вопросы. Но во многом он оказался полной противоположностью своих предшественников, он отличается терпимостью и милосердием, и в церкви задули новые ветры, к вящему разочарованию ультраконсерваторов.

В Латинской Америке он постарался отменить некоторые решения Иоанна-Павла II. Он восстановил сан сандинистского священника д’Эското. Он предложил свои посреднические услуги между президентом Обамой и братьями Кастро на Кубе. Во многом благодаря ему стало возможным примирение Гаваны и Вашингтона. Недавно Франциск принимал Рауля Кастро в Ватикане. Кубинский диктатор, руководивший службами безопасности, настоящий специалист по преследованию и угнетению инакомыслящих, расточал похвалы понтифику и даже сказал, что подумывает о возвращении в лоно церкви.

Все эти процессы очень интересны, но израильтянам до них дела нет. Точнее, не было до недавнего времени. Папа Римский признал «государство Палестина» и канонизировал двух «палестинских» монахинь, живших в XIX веке. Оппортунисты в Рамалле усмотрели в этом прямую поддержку своих взглядов, и неизбранный президент Махмуд Аббас помчался в Ватикан на церемонию канонизации.

Что именно произошло на церемонии и на встрече Франциска с Аббасом, не совсем понятно. Действительно ли понтифик назвал ветерана ООП «ангелом мира», как сообщили ВВС, информационное агентство АР и The New York Times, или только пожелал ему стать «ангелом мира», как настаивает итальянская пресса, возможно, более надежная в вопросах, связанных с Ватиканом? В любом случае, канонизация монахинь на радость преемнику Арафата должна бы вызвать как минимум неудобство.

Болтовня о связи упомянутых монахинь с палестинским национальным движением — вопиющая глупость. Да, эти монахини говорили по-арабски. Но на арабском хорошо говорили и все раввины, жившие в Тверии, Иерусалиме и Хевроне во времена мусульманского владычества. Да, их тоже можно отчасти назвать палестинцами, потому что земля, на которой они жили, иногда называли Палестиной. На этом их связь с палестинцами заканчивается.

Похоже, этот понтифик, несмотря на многочисленные положительные черты, включая отношение к евреям, иногда ведет себя одновременно слепо и наивно. Причиной могут быть годы жизни в Латинской Америке, где он своими глазами видел жестокость военной диктатуры, социальное неравенство, американское лицемерие и слабость западных либералов. Там он иногда забывал о тоталитаризме и насилии леворадикальных сил, увлекаясь их рассуждениями об освобождении Третьего мира.

Мне очень хотелось встать на стадионе и крикнуть понтифику «Silencio!». Разумеется, вежливо и по-доброму. Не стоит его святейшеству отдавать церковь на откуп людям, не достойным вкушать его хлеб. Особенно если учесть, что по их вине Святая Земля теряет христианское население.

Источник новости

Читайте также: