Туркмения — опасное место для инвесторов

Предприниматели из Турции могут похвастаться значительными успехами в Туркменистане, в основном известном газовыми скважинами и грандиозными проектами, инициированными одержимыми манией величия лидерами страны. Но, несмотря на прошлые успехи, все большее число турецких инвесторов сталкиваются с проблемами в печально известной своей изменчивостью бизнес-среде этой центрально-азиатской страны.

Примером доминирования турецких фирм в строительном секторе Туркмении является проект «Аваза». Этот фешенебельный курорт-экспонат на берегу Каспийского моря, обошедшийся в 5 миллиардов долларов, строился турецкими подрядчиками. Неподалеку расположен морской порт Туркменбаши, где турецкая фирма Calik Holding начала в 2013 году реконструкцию, сметная стоимость которой составляет 1,5 миллиарда долларов. В опубликованных Wikileaks депешах посольства США в Ашхабаде утверждается, что первый президент Туркменииа Сапармурат Ниязов относился к главе этой фирмы Ахмету Чалыку (Ahmet Calik) «как к сыну» и предоставил ему гражданство.

Турция была первой страной, признавшей независимость Туркмении, и между двумя странами существуют обширные культурные связи. Поэтому неудивительно, что после обретения этим центрально-азиатским государством независимости в 1991 году турецкие официальные лица рассматривали налаживание отношений с Туркменией в качестве приоритетной задачи. «Результатом согласованных действий сменяющихся правительств в Ашхабаде и Анкаре стало налаживание прочных экономических связей», — объяснил Лука Анчешчи (Luca Anceschi), специалист по Центральной Азии в британском Университете Глазго.

В 2006 году, по оценке посольства США, турецкие компании осуществляли примерно 60% строительных проектов в стране, причем большая часть этих подрядов присуждалась без конкурса. К 2013 году, по данным Министерства развития Турции, турецкие прямые иностранные инвестиции (ПИИ) достигли 32 миллиардов долларов или около пятой части всех ПИИ в экономику Туркмении.

Растущее число жалоб со стороны турецких фирм на давление и конфискации указывает на то, что инвестиционный климат остается «непредсказуемым и по большей части неблагоприятным», заявил Анчешчи. Падение цен на углеводороды, составляющие 90% туркменского экспорта, создали для страны серьезные проблемы, в результате чего возросли риски для всех иностранных инвесторов.

Тяжбы с участием турецких компаний включают странное дело с принадлежащей немецкому предпринимателю турецкого происхождения Адему Догану (Adem Dogan) птицефабрикой, которую, по его словам, конфисковало Министерство обороны Туркмении. Еще одним примером является тяжба, в рамках которой 20 фирм подали совместный иск к туркменскому правительству, добиваясь компенсации ущерба в размере 1 миллиарда долларов.

По словам знакомого с ситуацией эксперта, согласившегося пообщаться с EurasiaNet.org на условиях анонимности, «намного большее количество» турецких фирм — в основном тех, что работают в сфере строительства — инициировали различные судебные иски в связи с потерей бизнеса после 2006 года, когда после смерти Ниязова к власти в этой изолированной стране пришел президент Гурбангулы Бердымухамедов.

Одним из таких бизнесменов является Мухаммед Чап (Muhammet Cap), чья строительная компания Sehil Insaat подала иск на 300 миллионов долларов в расположенный в Вашингтоне Международный центр разрешения инвестиционных споров. Как сообщается в поданных в рамках иска документах, Чап с сыновьями бежал из Туркмении в 2012 году, после того, как в их адрес поступили угрозы. Специализированное издание Investment Arbitration Reporter сообщило, что он был вынужден «оставить имущество и оборудование местной дочерней компании, которое было захвачено туркменскими властями».

Естественно, решение суда еще не означает, что пострадавшая сторона получит присужденные ей деньги. Туркмения «не торопится, когда речь заходит о выплате компенсаций инвесторам», отметил вышеупомянутый эксперт. Он указал на информацию в рамках тяжбы о птицефабрике, в соответствии с которой Ашхабад лишь недавно заплатил 495 миллионов долларов, присужденных аргентинской энергетической компании Bridas Corporation аж в 2001 году. EurasiaNet.org не удалось получить независимое подтверждение информации о выплате компенсации этой компании.

Дипмиссия Турции в Ашхабаде отказалась комментировать тяжбы между турецкими фирмами и правительством Туркмении. Также оно отказалось подтвердить, подавали ли турецкие компании иски в туркменские суды. В соответствии с некоторыми интерпретациями турецко-туркменского договора об инвестициях от 1992 года, турецкие фирмы обязаны перед подачей исков в международный арбитраж сначала обратиться в туркменские суды.

Внешне отношения между Анкарой и Ашхабадом являются теплыми. Бердымухамедов подарил президенту Реджепу Тайипу Эрдогану во время визита последнего в Ашгабат в прошлом году коня по кличке «Брат». Но, судя по видеоролику, выставленному в 2011 году в YouTube оппозиционным веб-сайтом «Хроники Туркменистана», Бердымухамедов, в отличие от Ниязова, не особо жалует турецкие фирмы.

В видеоролике видно, как Бердымухамедов ходит по комнате и рассматривает архитектурные эскизы, размахивая указкой и отчитывая министра. «Эти турки пытаются обмануть, одурачить тебя, — кипит он, приводя примеры проблем с турецкими компаниями, с которыми он сталкивался, будучи министром. — Они только за деньгами охотятся».

Но на 9-м туркменском международном форуме в Стамбуле в марте этого года не было заметно никакой напряженности. Форум «вызвал значительный интерес у турецкого бизнес-сообщества, судя по количеству принявших в нем участие компаний», — сказал Александр Меликишвили, старший аналитик по оценке рисков консалтинговой компании IHS.

Успех других фирм, включая Calik Holding, «создает мощный стимул» следовать их примеру, сказал EurasiaNet.org Меликишвили.

Источник новости

Читайте также: