Табель успеваемости «центра азиатских реформ»

Год назад, когда к власти в Индии пришел Нарендра Моди, я решил изучить, как ведущие экономики Азии вдруг оказались в руках тех, кто выступает за большие экономические преобразования. Как и Моди, премьер-министр Японии Синдзо Абэ и председатель КНР Си Цзиньпин обещали перемены. Так каких же успехов удалось достичь лидерам стран, считающихся «центром азиатских реформ»?

К сожалению, дела обстоят не очень хорошо. По словам экономиста Фредерика Ньюмана (Frederic Neumann) из HSBC в Гонконге, прогресс в области реформ в Азии движется слишком медленно. Несмотря на то, что лидеры Индии, Японии и Китая правильно определили насущные проблемы своих стран, их планы по решению этих вопросов пока что остаются на словах, нежели на деле. Давайте разберем каждый пример по отдельности.

«Модиномика»: C момента своего торжественного избрания в 2014 году Нарендра Моди уже успел добиться успеха на законодательном поприще. Цели его партии, «Бхаратия джаната парти» (БДП; Индийская народная партия), нелегко претворять в жизнь, так как сложно управлять страной с населением в 1,2 миллиарда человек. Смелые планы нового премьер-министра по введению общенационального налога на товары и услуги, а также по либерализации таких основных секторов экономики, как, например, розничная торговля, сменились менее амбициозными: прекращение бюрократической волокиты для компаний, увеличение иностранных инвестиций в сфере обороны и предоставление страховки и банковских счетов для малоимущего населения. Все это было совсем не похоже на то, как представляла себе ситуацию корпорация BNP Paribas после победы Моди на выборах в 2014 году. По ее мнению, он должен был начать процесс либерализации банковской системы, как это было в США при Рональде Рейгане и в Великобритании при Маргарет Тэтчер.

Однако, судя по тому, чего Моди удалось добиться, можно сказать, что он стал самым выдающимся премьер-министром Индии. Еще два года назад рейтинг индийской экономики мог быть понижен до «мусорного». Сегодня она уже стремится к росту в 8%. Это может послужить стимулом к новым реформам, которые в конечном итоге сделают Индию одной из ведущих мировых экономик.

Есть еще одна причина положительно оценивать работу Нарендры Моди: его партнер по реформам из Резервного банка Индии Рагхурам Раджан (Raghuram Rajan). В отличие от центральных банков других стран, которые разрешают политикам понижать проценты по займам, г-н Раджан оставался непреклонен. Конечно, Моди еще предстоит принять более смелые решения, а пока я поставлю ему «4».

«Абэномика»: в декабре 2014 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ успешно организовал досрочные выборы, получив тем самым шанс на активизацию своих реформ по восстановлению увядающей экономики страны, которые еще называют «три стрелы абэномики». В течение пяти следующих месяцев он уделял много времени корректировке законов, позволяющих японским войскам вести военные действия за рубежом. При этом он практически не занимался такими вопросами, как ослабление регулирования предпринимательской деятельности, отсрочка повышения налога с продаж, борьба с высокими торговыми ограничениями, барьеры в предпринимательской деятельности и увеличение производительности труда.

По правде говоря, за два с половиной года на посту премьер-министра г-н Абэ выпустил пока что только одну достигшую цели «стрелу» своего экономического плана — монетарное регулирование. Банку Японии удалось ослабить иену на 30%, что вызвало положительную динамику биржевого индекса Nikkei. Однако вторая «стрела» — налоговое стимулирование — не долетела до цели, так как Токио поднял налоги с продаж в апреле 2014 года, что вызвало рецессию и вынудило компании не повышать заработные платы. Тем временем третья и самая важная «стрела» — структурные реформы — так и не была «выпущена», — считает Ричард Кац (Richard Katz) из нью-йоркского Oriental Economist Report. По его словам, щедрость Банка Японии была лишь способом избежать необходимых преобразований. В результате абэномика получает в лучшем случае оценку «3-».

«Сикономика»: Си Цзиньпину пришлось сделать самый сложный шаг: попытаться сдвинуть экономику Китая от чрезмерных инвестиций и экспорта в сторону развития сферы услуг. И ему удалось достичь некоторого прогресса. Путем «чистки» аппарата от коррумпированных чиновников, председатель КНР задал новый настрой в Пекине. Он также позволил некоторым компаниям объявить дефолт и запретил чрезмерные займы.

Однако Си Цзиньпин не показал никаких признаков того, что он потерпит резкий спад, который будет сопровождать любые государственные экономические преобразования. Более того, кажется, что он перенял худшее у японского правительства: привычку сглаживать наиболее проблемные экономические трещины страны. План Си по решению вопроса быстрого роста долга местных правительств КНР, который сейчас уже больше всей экономики Германии, заключается в перезаеме через центральный банк. Давайте называть вещи своими именами: это — очевидное игнорирование проблемы.

Судя по агрессивной кампании по усилению цензуры, кажется, что председателя КНР больше интересует устранение соперников, нежели борьба с проблемами Коммунистической партии Китая. А его планы наделить рынки «решающей» ролью в экономике, сдерживать государственные предприятия, разоблачить теневые банковские системы и дать волю стартапам слишком расплывчаты, чтобы говорить о них. Пока что Си заслужил «3+».

Не то чтобы происходящее в 2014 году в Индии, Японии и Китае не вселяло надежды на лучшее будущее. Однако пока что прогресс еще недостаточно ощутим, чтобы можно было оправдать чрезвычайно амбициозные планы правительств. Завтра я предоставлю «табель успеваемости» трех других азиатских стран: Южной Кореи, Филиппин и Индонезии. Возможно, именно они станут тем самым «центром азиатских реформ».

Источник новости

Читайте также: