Сможет ли ЕС остановить поток мигрантов

Руководство Евросоюза ломает голову, как остановить поток нелегальных мигрантов, хлынувших в Европу из Северной Африки после свержения режима Каддафи в Ливии. Именно через эту страну в Европу прибывает 80% беженцев. Беспрецедентный наплыв мигрантов с начала этого года и массовая гибель людей в волнах Средиземного моря привлекли к этой проблеме особое внимание. В Брюсселе проходит одно совещание за другим, при этом выдвигаются предложения, которые являются, по мнению экспертов, чистым паллиативом и не затрагивают суть проблемы. Так, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) предложил в качестве чрезвычайной меры установить национальные квоты по приему беженцев, чтобы снять чрезмерную нагрузку со стран Южной Европы, а также Германии и Швеции. В расчет будут приниматься размер ВВП, численность населения, уровень безработицы и количество уже принятых мигрантов. До сих пор многие страны-члены ЕС блокировали это предложение. Кроме того, в апреле было решено увеличить расходы в рамках морской операции «Тритон» с 2,9 до 9 миллионов евро, что абсолютно не соответствует масштабам проблемы.

Куда более решительной мерой выглядит последняя инициатива Еврокомиссии, которую озвучила еврокомиссар по иностранным делам Федерика Могерини (Federica Mogherini). ЕС намерен получить от Совбеза ООН мандат на принятие всех необходимых мер, в том числе силовых, против контрабандистов «живым товаром», которые организуют нелегальную транспортировку мигрантов из Ливии. Это предполагает задержание и проверку всех судов с беженцами и арест перевозчиков. Кроме того, допускается уничтожение плавсредств вооруженными силами европейских стран. Документ, представленный Могерини, является, по мнению наблюдателей, преддверием весьма опасной военной операции ЕС. При этом европейцы делают ссылку на седьмую главу устава ООН (действия в случае угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии). В случае получения соответствующего мандата ЕС сможет направлять военные суда в территориальные воды Ливии и даже проводить операции на ливийской территории — с целью разрушения сетевых структур контрабандистов. Россия решительно выступает против этой инициативы, поскольку помнит, как ее ввели в заблуждение в 2011 году. Как известно, тогда Россия не стала блокировать в ООН западную инициативу по установлению бесполетной зоны над Ливией, в результате чего силы НАТО начали военную операцию против режима Каддафи. Китай также сдержанно относится к нынешней европейской иницитиве.

Этот план был также подвергнут критике рядом европейских стран. Так, немецкий МИД заявил, что военная операция станет борьбой с внешними симптомами болезни, в то время как подлинные причины миграционного нашествия лежат глубже. В эффективности подобных мер сомневаются и западные спецслужбы: бороться со старыми рыбацкими посудинами и надувными лодками негуманно, к тому же, сети контрабандистов глубоко законспирированы и поделены между региональными и родственными кланами. Формально для проведения операции потребуется еще согласие международно признанного правительства Ливии, но оно уже подвергло резкой критике планы ЕС по проведению операций на ливийской территории, назвав их нарушением государственного суверенитета.

На страницах европейской прессы и в интернете развернулась бурная дискуссия — что делать в связи с наплывом нелегальных мигрантов из Северной Африки? Комментарии читателей в Германии особенно симптоматичны.

Некоторые (их меньшинство) поддерживают силовую инициативу и выражают надежду, что Евросоюз начнет военную операцию, несмотря на возражения России. Они решительно требуют не выпускать в море ни одного судна из портов Ливии, а при необходимости высадить на ливийском побережье воинский контингент. Таким образом, уверены они, Европе удастся усмирить «банды ливийских контрабандистов».

Большинство немецких читателей осуждает инициативу Могерини. По их мнению, расстрел надувных лодок с беженцами является чистым безумием. При этом кто-то должен будет нести ответственность за неизбежные человеческие жертвы. Критики напоминают, что на примере западного вторжения в Ливию в 2011 году все узнали цену «мандатам ООН». Именно страны Запада разрушили ливийскую государственность и создали в стране хаос. Кроме того, поддержание морской блокады Ливии будет стоить колоссальных денег. Правозащитники Европы считают это человеконенавистнической мерой, противоречащей христианской морали. Они надеются, что Россия заблокирует в Совбезе ООН данное предложение. При этом многие немцы предлагают смягчить бессмысленные антироссийские санкции, чтобы заручиться поддержкой России в решении проблемы беженцев, учитывая большое влияние Москвы на страны региона.

Значительная часть читателей считает, что свергать Каддафи в 2011 году было большой ошибкой. Несмотря на все перегибы его диктатуры, в стране был порядок и миграционным потокам был поставлен заслон. По их мнению, высадка европейского контингента в Ливии закончится провалом, поскольку местные формирования и контрабандисты окажут яростный отпор.

Слышны также голоса «гуманистов», которые предлагают не только не противодействовать, но наоборот — облегчить транспортировку мигрантов в Европу и с этой целью наладить паромную связь с Северной Африкой. Таким образом, утверждают они, необходимость в контрабанде отпадет, а беженцы смогут беспрепятственно прибывать в ЕС.

Упоминается и «австралийский вариант» решения проблемы беженцев. То есть — немедленно отбуксировать беженцев назад — еще до того, как они достигнут берегов Европы. Австралия впервые применила эту систему в 2001 году: беженцы не допускались на территорию страны, их размещали на островах, принадлежащих Науру и Папуа-Новая Гвинея. При этом австралийские власти платили за их содержание и репатриацию. Несмотря на международную критику, эта политика принесла результат: в 2014 году поток нелегальных беженцев в Австралию практически прекратился.

Есть также скептики, которые исключают возможность любого решения проблемы беженцев. Сотни тысяч жителей Африки и Ближнего Востока изо всех сил стремятся попасть в Европу, и они в любом случае найдут лазейки, несмотря на опасность для жизни. Есть только один практический выход: учредить в Северной Африке (а также в Африке южнее Сахары) представительства ЕС, которые будут решать, кто из мигрантов имеет право на убежище в Европе.

Примечательно, что ряд стран Азии уже следует австралийскому примеру, перекрыв доступ беженцам на свою территорию. Так, индонезийские военные корабли не пустили в страну судно с сотнями беженцев из Бирмы. Они доставили мигрантам еду и пищу на борт и отбуксировали их из территориальных вод Индонезии. Всего в данное время у берегов Таиланда, Малайзии и Индонезии на переполненных судах безуспешно пытаются высадиться на берег до 8 тысяч бирманских беженцев.

Действительно, миграционные потоки имеют более глубокие причины, нежели злая воля контрабандистов. Миллионы жителей Африки и Ближнего Востока стремятся попасть в Европу, спасаясь как от внутренних конфликтов, так и нищеты. Ливийский транзит — лишь один из многих. Мигранты прорываются через колючую проволоку в испанских анклавах Сеута и Мелилья, бегут через заграждения на турецко-греческой границе и находят тропы в Европу через Балканы или территорию Украины. Теоретически Европа нуждается в притоке молодых людей, учитывая демографический кризис и старение населения. Но на практике малообразованные мигранты не находят места на рынке труда и садятся на социальное пособие. Серьезные проблемы с их культурной ассимиляцией уже привели к взрывоопасной обстановке во многих городах Европы. Разрешить это противоречие руководство Евросоюза пока не в состоянии. Создается впечатление, что европейцы теряют способность воздействовать на ситуацию, которая все больше уходит из-под их контроля.

Тем временем разногласия по квотам нарастают. Больше всех обязательному квотированию противится Великобритания. Активно сопротивляются Венгрия, Польша и страны Балтии. Инициаторы квотирования исходят из того, что только в 2014 году Европа приняла свыше 500 тысяч беженцев. При этом половина этого контингента пришлась на Германию и Швецию. Это означает, что распределение беженцев очень неравномерно и ряд стран, в том числе богатых, просто игнорирует свои гуманитарные обязательства. Так, если в Швецию прибыло около 75 тысяч беженцев, то в Финляндию — всего 3500.

Предлагаемая система распределения, как уже было отмечено, исходит из объективных показателей — численности населения, ВВП, уровня безработицы и числа уже принятых мигрантов. Она призвана заменить так называемую Дублинскую систему, при который беженцев была обязана принять страна прибытия. Эта система признана негодной, так как беженцы все равно просачивались в те страны, которые им казались наиболее привлекательными. Скептики считают, что новая система квот мало что изменит. Беженцы в любом случае будут предпочитать те страны, где выше уровень благосостояния и больше шансов на успешную интеграцию.

Министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй (Theresa May) заявила, что поддерживает «австралийский вариант» — отсылку судов с беженцами назад к берегам Северной Африки. По ее мнению, вместо того, чтобы заниматься приемом и квотированием мигрантов, лучше организовать «спецприемники» на африканском побережье. В противном случае волна беженцев захлестнет Европу.

Источник новости

Читайте также: