СМИ Белоруссии: белорусская обреченность

«Не стоит лишний раз дразнить Кремль, — пишет „Завтра твоей страны“ (18.05) по поводу неучастия президента Александра Лукашенко в саммите „Восточного партнерства“ в Риге. — Москва достаточно негативно относится к этому событию. Российский МИД, еще не зная, что там будет, уже расценивает саммит как враждебный».

Лукашенко решил не ехать в Ригу, а послать туда представителя иного ранга, который устроит и Европу, и Россию, сообщает «Салідарнасць (19.05). «Более низкий статус белорусского представительства по сравнению с остальными странами-партнерами будет заметен. С точки зрения дипломатии это нормальная игра. С одной стороны, европейская сторона не обидится, а с другой стороны, и Москва не будет очень уж раздражаться».

Минск, как союзник России, по логике вещей не может участвовать в саммите, не вызвав раздражения в Москве и возможной резкой реакции Кремля, рассуждала «Беларуская праўда» (20.05) Конфликт с Россией на фоне грядущих выборов и острой потребности в новых кредитах Белоруссии совсем не нужен. Здесь нужно учитывать и тот факт, что саммит (как и само «Восточное партнерство») не является неким архиважным событием, чтобы ради него рисковать отношениями с Россией. С другой стороны, белорусские власти хотят показать Западу, что республика остается самостоятельным внешнеполитическим игроком, поэтому отказ от участия в саммите означал бы подтверждение статуса вассала России».

«Звязда» (20.05) задается вопросом: чего ждать от новой политики Евросоюза? Несмотря на то, что «правящие круги ЕС всерьез задумываются о смене отдельных принципов внешней политики, в первую очередь, так называемой европейской политики соседства, логика противостояния и «конкуренция интеграций» остаются внешнеполитическим мейнстримом в регионе. Эти тенденции перечеркивают любые добрые начинания европейской дипломатии, включая позитивную составляющую политики соседства. А Белоруссия пока не ставит перед собой задачи присоединиться к ЕС или подписать договор об ассоциированном членстве. Понятно, что торгово-экономические отношения Белоруссии и ЕС, несмотря на их важность и значимость для Минска, не смогут стать драйвером двусторонних отношений. Белорусский рынок не имеет принципиального значения для ЕС, а белорусский экспорт в Европу — это нефтепродукты, полученные путем переработки российского сырья. ЕС в большей степени интересен транзитный потенциал Белоруссии, однако и этот фактор не является определяющим».

«Связи Белоруссии с Россией всегда будут достаточно тесными, но рано или поздно страна вынуждена будет выбираться из-под российского крыла», — констатирует в газете «Завтра твоей страны» (21. 05) директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич. По мнению эксперта, Россия сегодня финансирует Белоруссию за политическую лояльность. «И есть множество плюсов от сотрудничества с Россией. Как есть и многочисленные минусы. На ситуацию могут повлиять и радикальные изменения во внешней политике, вызванные, например, какими-то угрозами со стороны России суверенитету Белоруссии».

Программа «Восточное партнерство» используется официальным Минском для шантажа России. Как только ухудшаются отношения с РФ, белорусской стороной поднимается вопрос о более тесном сотрудничестве с Западом. И наоборот — как только улучшаются отношения между Москвой и Минском, Брюсселю говорят: если вы не готовы на более серьезные шаги, то мы подождем» (UDF.by, 21.05).

«На саммите в Риге Минск застраховался от гнева Москвы», — пишет аналитик Naviny.by Александр Класковский (22.05). «Председатель Европейского совета Дональд Туск — это вам не Владимир Путин. С Туском по понятиям дела не решишь, — пишет он. — Еще и поэтому белорусский президент в Ригу не рвался. Ну и, конечно же, вояжем к недругам Кремля Лукашенко рисковал бы навлечь на себя громы и молнии с востока. Российские СМИ просклоняли союзника даже за отсутствие 9 Мая на параде рядом с Владимиром Путиным. А выберись белорусский официальный лидер в Ригу, точно записали бы в изменщики. Накануне саммита просочилась информация, что Белоруссия и Армения отказались поддержать в итоговой декларации формулировку с осуждением российской „аннексии Крыма“. В итоге Белоруссия подписала документ с оговоркой, отмежевавшись от „конфронтационных посылов в адрес третьих стран“».

«Россия с явной иронией наблюдала за попытками восточноевропейской интеграции в пику России и на безресурсной основе», — такое мнение «Белорусскому журналу» (23.05) высказал российский политолог Кирилл Коктыш. Он считает, что смысл «Восточного партнерства» как объединения без повестки дня, по большому счету, сводился к единственному общему для всех стран партнерства вопросу — посредничеству между «большим Западом» и РФ. «Восточное партнерство» должно было монополизировать это посредничество. Естественно, в этой программе не была заинтересована и Россия, поскольку в комбинации «Восточного партнерства» речь шла о попытке повышения прибыли если не всей Европы, то, как минимум, стран-партнеров именно за счет России.

«В Европе хватает политиков, которые не хотят делать никаких шагов, которые не нравятся России», указывает в интервью газете «Новы час» (23.05) экс-министр иностранных дел Эстонии, евродепутат Урамас Паэт. «Есть политики, кто думает, что безвизовый режим для Украины может обидеть Россию. Что касается Белоруссии, то ваша страна сейчас единственная в „Восточном партнерстве“, которая не имеет на своей территории замороженного конфликта. Поэтому все в ЕС хотят, чтобы так и осталось. И поэтому многие не хотят явно идти вопреки желаниям России. А Россия четко демонстрирует амбиции получить больше и больше стран под свой контроль».

«В условиях геополитической эскалации ЕС необходимо элементарно понять реальные потребности, возможности и ограничения стран, расположенных между ним и Россией. Иначе разного рода кризисы еще не раз преподнесут нам всем трагические сюрпризы», — полагают Naviny.by (22.05). «После Крыма, а тем более на фоне кризиса в Донбассе, каждый европейский дипломат, занимающийся регионом Восточной Европы, давно должен извлечь до банальности простой урок. Realpolitik прочно вернулась в нашу часть мира. А с учетом региональной специфики и внешнеполитических возможностей самого Евросоюза, лучшее, что европейские дипломаты и политики могут сделать для своих собственных интересов и всей системы европейской безопасности, это стать более внимательными к восточноевропейским партнерам».

Источник новости

Читайте также: