Неудачный полёт «Скопы» над Гавайями угрожает американо-японским отношениям

Скопой называют уникального воздушного хищника–рыболова. Присвоение его названия (“Osprey”) конвертоплану V-22, созданному компаниями Boeing и Bell Helicopter, удачно отражает уникальность данного аппарата, совмещающего в себе качества вертолёта и самолёта.

Из многочисленных проектов подобных аппаратов, разрабатывавшихся ещё с конца 30-х годов прошлого века, “Osprey” является пока единственным, доведенным до стадии серийного производства и практического использования в вооружённых силах США.

По основным характеристикам (грузоподъёмности, скорости горизонтального полёта, дальности действия) он в разы превосходит американские транспортные вертолёты и, по отзывам эксплуатантов, идеально подходит для проведения десантных операций силами спецназа ВВС, а также передовыми подразделениями Корпуса морской пехоты США (КМП).

Процесс взлёта, перехода в режим горизонтального полёта и посадки “Osprey” производит сильное впечатление. Оснащённые огромными винтами два двигателя на концах крыльев конвертоплана занимают вертикальное положение, и аппарат взлетает как обычный вертолёт.

На определённой высоте пилот лёгким движением (даже не руки, а пальца) крутит какое-то колёсико на пульте управления, двигатели поворачиваются в горизонтальное положение и аппарат превращается (“конвертируется”) в почти обычный самолёт. Процедура посадки на небольшую площадку (в горах, джунглях, тайге, на приморском пляже) осуществляется обратным превращением “Osprey”.

Однако нынешняя лёгкость “конвертирования” “Osprey” является следствием решения сложнейших технологических проблем, непрерывно возникавших перед инженерами в ходе почти 30-летнего периода разработки аппарата, обошедшейся Пентагону в беспрецедентную (оценочную) сумму 40-60 млрд долл. Закупка каждой такой машины стоит американскому военному ведомству около 115 млн долл.

Программа не раз оказывалась на грани закрытия по причине как раз её стоимости и многочисленных аварий с человеческими жертвами. Подобные аварии сопровождали как весь период испытаний “Osprey”, так и начавшуюся во второй половине прошлого десятилетия боевую эксплуатацию аппаратов в воинских частях.

Необходимо, однако, отметить, что в Афганистане они зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Поэтому оба заказчика (ВВС и КМП США), несмотря ни на что, твёрдо поддерживают продолжение программы доводки и серийного производство “Скоп”. Естественно, что при этом никто никаких гарантий 100-процентной надёжности эксплуатации крайне сложных летательных аппаратов дать не может.

Это подтвердила последняя авария, случившаяся 17 мая с.г. на Гавайях. Что-то, видимо, не заладилось с “лёгким движением” в ходе посадки. Итог: из 22 находившихся на борту “Скопы” один погиб и 12 ранено.

Это происшествие имело уже серьёзные международные последствия, поскольку затронуло чувствительные моменты отношений США с Японией, ключевым американским союзником в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в которых далеко не всё протекает гладко.

Одним из основных источников турбулентности в двусторонних отношениях является проблема передислокации военно-воздушной базы КМП “Футэмма”, расположенной в центре плотно заселённого города Гинован на Окинаве. Эта база, выполняющая задачи транспортировки частей КПП, оснащена 24 “Скопами”.

Проблема передислокации “Футэммы”, вызывающая головную боль не только в Вашингтоне, но и в Токио, находилась в верхней части перечня повестки дня переговоров президента Барака Обамы с премьер-министром Синдзо Абэ, в ходе визита последнего в США, состоявшегося в конце апреля-начале мая с.г.

Одним из основных пунктов итогового документа был подтверждён совместный план 2006 г. о передислокации базы в менее населённый район той же Окинавы.

Но дело в том, что подавляющее большинство окинавцев выступают вообще против оставления “Футеммы” на острове. На волне подобных настроений в ноябре прошлого года убедительную победу на губернаторских выборах одержал Такэси Онага – твёрдый сторонник удаления с острова как этой, так и всех других американских баз.

В ходе зондажных переговоров на эту тему с новым губернатором, которые С. Абэ провёл за неделю до отбытия в США, Т. Онага в неявной форме отправил обоим уважаемым лидерам стран-союзниц месседж в стиле “позвольте Вам выйти вон” с Окинавы, прихватив с собой “Футэмму” вместе со всеми её “Скопами”.

Не увидев в итогах визита премьер-министра в США никаких положительных подвижек в позиции центрального правительства относительно крайне болезненной для них проблемы, окинавцы, как это не раз было в последние десятилетия, провели массовые шествия и демонстрации протеста, в которых приняли участие японцы из других префектур.

Сразу после аварии на Гавайях опасения в связи с уже принятыми планами по развёртыванию десяти “Скоп” на авиабазе “Ёкота”, расположенной на окраине одного из округов “Большого Токио”, выразили уже представители столичной префектуры.

Кроме того, само правительство Японии запланировало закупить у американцев те же “Скопы” для проведения собственных десантных операций в районе так называемых “удалённых островов”, под которыми все отчётливо понимают острова Сенкаку/Дяоюйдао, являющиеся предметом претензий со стороны Китая.

Противники не только этой сделки, но и всего курса нынешнего правительства Японии по выносу за границу операционной активности национальных вооружённых сил, несомненно, воспользуются гавайской катастрофой.

В конце мая с недельным визитом в США с целью проведения разъяснительной работы среди различных слоёв американского общества и политической элиты отправляется губернатор Т. Онага, и последняя аварии “Скопы” резко укрепит его аргументацию.

Однако сам этот демарш губернатора Окинавы вызывает вопросы. Он что собирается сказать руководству США? Что “товарищ (то есть премьер-министр его собственной страны) не понимает”?

Всё он понимает. И прежде всего то, что ситуация вокруг Японии выглядит весьма непростой. Обойтись без опоры на союзника в лице США Япония ещё длительное время, видимо, не сможет.

В этих условиях любые вольные или невольные действия центрального правительства, препятствующие выполнению союзнического долга США в отношении самой Японии, выглядели бы в глазах Вашингтона по меньшей мере странно.

Таким образом, можно утверждать, что очередная катастрофа с пожаром лишь одного из многочисленных летательных аппаратов неожиданно высветила некоторые особенности круто закрученной драмы. Её главными персонажами выступают основные внутренние политические силы Японии, а также ключевые партнёры Токио по региональной “Большой игре”.

Источник новости

Источник новости

Читайте также: