Мигранты: следует ли ждать перемен

Комиссия утвердила план, согласно которому обязательства по приему просящих убежище мигрантов будут распределяться между странами Евросоюза. Важный и смелый шаг. Для Италии, однако, результаты решения на поверку окажутся мало ощутимыми. А в некоторых аспектах последствия могут представлять определенный риск.

Одно дело реальность, совсем другое — официальные заявления и энтузиазм чиновников. Наконец подписано европейское соглашение по проблемам мигрантов, просящих убежище. Верховному представителю ЕС Федерике Могерини и Председателю комиссии Жан-Клоду Юнкеру удалось прийти к договоренностям, в рамках которых страны Евросоюза разделят груз ответственности по приему мигрантов, и внесут вклад в борьбу с трафиком человеческих жизней.

Смелый и важный шаг, имеющий целью сломать стену безразличия, послужившего причиной того, что число погибших в море нелегальных мигрантов возросло за первые пять месяцев 2015 года в десятки раз. Но непосредственное влияние положений декрета на ситуацию, по крайней мере, в нашей стране будет не столь велико, как ожидалось. 

Если в необходимости подобного решения нет сомнений, то его положительные последствия на самом деле представляются спорными. Сомнения вызывают сразу несколько пунктов: число мигрантов, включенных в программу; сроки выполнения плана; отсутствие ясности в том, что касается дублинского регламента, а также возможные «побочные действия», связанные с обязательной переписью прибывших в кратчайшие после высадки сроки.

Первый вопрос касается масштабов операции. Обсуждаемая «программа по иммиграции» на самом деле включает всего лишь 20 тысяч беженцев, которые будут распределяться на места жительства, предоставленные европейскими странами, согласно ВВП этих стран, количеству жителей, проценту безработицы, а также запросам на предоставление убежища. По данным критериям Италии отводится квота на прием иммигрантов примерно в 10%, это чуть меньше двух тысяч человек.

Возникает вопрос, что означают 20 тысяч мигрантов в рамках европейской системы приема беженцев? В среднем 20 тысячам равно число беженцев, высадившихся на Сицилии в течение 50 дней в 2014году. 20 тысяч — восьмая доля от всех мигрантов, достигших наших берегов в прошлом году; лишь за три месяца 2015 года на Сицилию причалили, по крайней мере, 10 тысяч человек. 20 тысяч — меньше четверти принятых нашей страной мигрантов на данный момент, на основании последних данных их примерно 70 тысяч. Более того, 20 тысяч — цифра, решительно заниженная для любой европейской страны: за последние месяцы только в Германии на предоставление убежища было подано запросов в 10 раз больше.

В целом договор о распределении, несомненно, является важным достижением с политической точки зрения, но, повторяю, пока что он не сможет внести существенные изменения в ситуацию в нашей стране. По словам Комиссии, речь идет о долгосрочной перспективе. Первоначальная программа является своего рода «тестом», на основании которого будет принято решение о том, вводить ли такую практику в принцип, и как применить ее к тем сотням тысяч выходцев из Северной Африки и с востока, которые пытались добраться до Европы в течение последних месяцев. 

Но, однако, существует много не проясненного даже и в рамках данного столь отважного решения. Сроки выполнения и этой программы, позиционирующей себя как пробной с возможным расширением в перспективе, четко не оговорены. «Евросоюз нуждается в постоянной неизменно действующей системе разделения ответственности за политических беженцев между его членами, — объясняют представители Комиссии: с целью ее создания до конца 2015 года мы представим на рассмотрение законопроект, который поможет сделать механизм распределения в чрезвычайных ситуациях автоматическим и бесперебойным. В схеме распределения обязанностей будут учтены те усилия, которые предпринимаются сейчас некоторыми странами на добровольных началах».

Если законопроект планируется внести «к концу 2015 года», то вероятно его рассмотрение не закончится и к следующей зиме. Между тем, близится лето, оно наступит не через 20 месяцев, а уже сейчас. Безмятежное море и согревающее солнце повлекут к нашим берегам все растущий поток мигрантов. Такова статистика: месяцами самой высокой численности прибывающих иммигрантов во все предыдущие годы были июнь, июль, август и сентябрь.

Ждать 2016 года придется и для нового витка дискуссии: дублинский регламент предписывает, что согласно нормативам мигранты обязаны подать запросы на предоставление убежища в первый месяц своего прибытия в Европу, встав на регистрационный учет в органах правопорядка. В то время как многие беженцы стараются как можно скорее оказаться в городах назначения, так как ответ из Рима приходится ждать больше года. В прошлом году «благодаря» этому добровольному бегству из 170 тысяч человек, высадившихся в Италии, мы приняли лишь 70 тысяч: остальные сбежали, прежде чем оставить свои отпечатки.

Министр иностранных дел Анджелино Альфано заявил, что «предписание о равномерном размещении мигрантов на обязательной основе, спущенное Евросоюзом, на деле ведет к отступлению от системы «Дублин», которой теперь невозможно следовать». Но перспектива, в общих чертах обрисованная Комиссией, представляется еще более туманной. Соглашение во многом недоработано — сейчас администрирование 72% процентов запросов на предоставление убежища легло на плечи всего лишь пяти европейских правительств — а обсуждение регламента откладывается в долгий ящик. «Когда будет запущена программа оценки по системе Дублин в 2016, — пишут они, — у нас будет возможность отладить работу механизма распределения. Это позволит установить, так ли необходимо реформирование утвержденных нормативов».

Отсрочка этой проблемы влечет за собой и другие. Тем временем текст соглашения не оставляет сомнений: в ближайшие месяцы фотоучет и регистрация мигрантов в момент оказания первой помощи будут обязательны. Таковы нормативные требования. Они настолько обязательны, что для их применения предусмотрены дополнительные денежные средства, а также помощь таких организаций как «Фронтекс» (агентство Европейского союза по безопасности внешних границ), «Европол» (Полицейские службы Европейского союза), а также национальной полиции, дабы никто из прибывших не смог избежать занесения в картотеку.

Такие требования напрямую отразятся на итальянской системе приема мигрантов: если не закрывать более глаза на эти «побеги», ставшие предметом расследования журнала «Эспрессо» несколько месяцев назад, необходимо будет существенно увеличить количество предоставляемого жилья, чтобы обеспечить всем запрашивающим убежище крышу над головой в период ожидания ответа территориальных комиссий. Тем временем сроки ожидания критически растянуты: переполнение картотеки привело к тому, что многие запросы остаются нерассмотренными уже более 13 месяцев. Комиссии ознакомлена с этими трудностями и, в целом, обещает «предоставить дополнительные команды сотрудников, которые помогут разобраться в ближайшее время».

По поводу обязательной регистрации мигрантов, стремящихся как можно скорее попасть в места проживания их родственников или друзей, стараясь при этом избежать занесения в картотеку, возникают и другие сомнения: Джанфранко Скьявоне из Ассоциации юридических исследований проблем иммиграции говорит о «тревожной перспективе» насильственных действий, целью которых станет совершение принудительной регистрации. Уже вчера в Брюсселе был представлен доклад депутата Европарламента Барбары Спинелли, составленный на основании рассказов некоторых детей, которых насильно заставляли делать отпечатки пальцев для электронной картотеки.

Остается открытой и еще одна тема, ставящая под вопрос саму правомерность европейского соглашения: борьба с перевозчиками людей и нелегальной иммиграцией. «Фронтекс» обещает ужесточить процедуру дознания и выдворить, как минимум, 200 тысяч «подпольных иммигрантов», прибывших в Европу за последний год. Но выполнить обещания, похоже, окажется сложнее, чем предполагалось, как из-за отсутствия соответствующих договоренностей со странами их бегства, так и согласно соблюдению прав человека. В том, что касается борьбы с организованными группами нелегальных перевозчиков, вопрос представляется еще сложнее: так что же, впереди война?

Источник новости

Читайте также: