«Ломоносов пил, Циолковский нес бред»

14 мая 1973 года была запущена американская орбитальная станция «Скайлэб». Она просуществовала в космосе 6 лет и после выработки ресурса была сведена с орбиты. С момента ее запуска прошло более сорока лет. И подробности, и хронология космической летописи стали подзабываться. На основании чего некоторые историки занялись фальсификацией отечественной науки и техники. При этом в ход идут и явная ложь, и грубые подтасовки.

Чем русская болванка хуже американской

«Чемпионом» на этом поприще является Гелий Салахутдинов, биография которого являет собой причудливую траекторию. В 1968 году он окончил Казанский авиационный институт и 10 лет работал инженером в области тепловой защиты ракетных двигателей. Затем пошел в науку, защитив кандидатскую диссертацию по специальности «История науки и техники». Специализируясь на космонавтике, вошел в комиссию АН СССР по изучению наследия Ф.А.Цандера. Издал ряд научно-популярных книг (например, «Аполлоны летят на Луну» и «Приключения на орбитах), в которых со знанием дела рассказывал о подробностях космических полетов, доблести космонавтов и астронавтов и таланте конструкторов.

А в начале 90-х, надышавшись, очевидно, «воздуха свободы», начал бичевать и разоблачать «мерзости» советской власти. И при этом со всей своей кандидатской мощью обрушился на отечественную науку и технику. На всю, не только советскую, но и российскую в целом, начиная с XVIII века. Здесь, в этой стране, утверждал он, не вызрела ни одна научная идея, не родился ни один стоящий ученый. Ну да, время было тогда такое, сугубо ниспровергательское.

Он начал ловко передергивать факты в наиболее близкой для себя области – в космонавтике. А уже потом перекинулся на всю науку.

Салахутдинов утверждал, что американцы первыми запустили орбитальную станцию – 14 мая 1973 года. Но при этом невозможно поверить в то, что историк космической техники не знал или не помнил, что советская станция «Салют» была выведена на орбиту 19 апреля 1971 года.

Примерно в том же духе он обрисовывал ситуацию 60-х годов, утверждая, что советские конструкторы с самого начала плелись в хвосте у американцев. В одном интервью для журнала «Огонек» он на двух страницах умудрился полностью «разоблачить» всю науку и всю технику. Наш первый спутник – «болванка». А разве не точно такой же болванкой был первый американский спутник, запущенный, когда уже в космосе летали наши собаки?

«Все первые практические спутники – связные, метеорологические, навигационные — были американские», — утверждает ниспровергатель. Тоже передергивание, первые разведывательные и биологические были нашими. А первые фотографии обратной стороны Луны были чьими? А первая мягкая посадка спускаемого аппарата на Луну? А луноход? А первая мягкая посадка на Венеру?..

По утверждению Салахутдинова, все советские космические программы были бессмысленны с практической точки зрения, громадные средства затрачивались лишь на то, чтобы «уесть американцев». Пользуясь такой логикой, следует признать, что американские пилотируемые полеты на Луну были гораздо более бессмысленны. Советский Союз с меньшими затратами получил и лунный грунт, и более обстоятельно исследовал поверхность ночного светила при помощи автоматов, каковыми являлись луноходы.

По версии Салахуддинова, полет Гагарина был «неправильным и позорным». Он, видите ли, приземлился не в кабине спускаемого аппарата, а на парашюте.

Приговор Циолковскому

Репродукция» height=»600″ width=»0″ />

Понятно, что картина разрушения отечественной космонавтики была бы не полной, если бы в ней не был изображен окарикатуренный Циолковский. Он был назначен «главным по космосу» по бюрократической ошибке. Его совершенно случайно внесли в список персональных пенсионеров, и Ленин, не глядя, этот список подмахнул.

А Циолковский, по утверждению Салахутдинова, был просто городским сумасшедшим, которого никто всерьез не воспринимал. Формулу движения точки переменной массы он не сам вывел! (Что справедливо, он просто проиллюстрировал при помощи этой известной формулы движение космического корабля в безвоздушном пространстве).

И многоступенчатую ракету не он изобрел! (Что тоже в какой-то мере справедливо. Первым был писатель Сирано де Бержерак, который еще в XVII веке сказал нечто похожее в фантастической повести «Путешествие на Луну». И еще с десяток человек говорили нечто похожее, свободно фантазируя. Но у Циолковского это были уже не фантазии, а руководство к действию, которым воспользовались конструкторы).

Что же касается философских взглядов Константина Эдуардовича, то лучше бы инженер-двигателист Салахутдинов их не касался. Это отнюдь не «шизофренический бред», как утверждает ниспровергатель, а русский космизм. Основоположником этого философского направления был Николай Федорович Федоров. Циолковский, можно сказать, был его учеником. Федоровым восторгался Достоевский. Толстой буквально в рот ему смотрел, и страдал, когда мыслитель отдалил его от себя. Многие идеи Федорова воспринял и развил академик Вернадский, который тоже, вероятно, нес «шизофренический бред».

Причем этот «бред» повлиял и на западную философию. Многие идеи Циолковского и Вернадского нашли отражение в трудах французского религиозного философа Тейяра де Шардена.

Кстати, по части ракет Циолковского Салахутдинов тоже передергивает. Он умалчивает о его классической модели многоступенчатости, и напирает на другую модель — «эскадру ракет», составленную из 512 ракет, действительно, довольно сомнительную с точки зрения практической реализации.

Логика разрушения

Работы у Салахутдинова невпроворот. Какую область ни возьми, какого ученого ни поскреби, — всюду ложь и обман. При этом иногда достается и иностранцам. Попов и Маркони радио не изобретали, они украли открытие у Лоджа, Брантли, Теслы, Крукса, Герца, Эдисона и Фарадея. Не было никакого плана ГОЭЛРО. Петров никакой электрической дуги не открывал.

Идем дальше. Ползунов изобретателем паровой машины не был, она была изобретена за пятьдесят лет до него. Тут и ошибка, и передергивание. Паровую машину не за 50, а за 80 лет до него изобрел англичанин Томас Севери. Но Ползунов тоже изобрел – первую в мире двухцилиндровую машину, поршни которой работали на один вал.

Разумеется, достается и ни в чем не повинным отцу и сыну Черепановым, о которых уже никто не говорит, что они изобрели паровоз. Но Салахутдинов, непонятно на каком основании, продолжает их разоблачать.

Репродукция» height=»600″ width=»0″ />

Самая крупная фигура в разоблачительном списке – Ломоносов. Он оказывается полным нулем: «Ломоносов – не ученый. Он администратор, человек, который умел хорошо делать только две вещи – пить и выбивать деньги на безумные проекты». Точно также можно сказать, что Петр I мог только пить и стричь бороды, Набоков только ловил бабочек и был педофилом, Эйнштейн плохо играл на скрипке и корчил рожи перед объективом фотоаппарата. Оказывается, Ломоносов не мог сделать ни одного открытия и разработать ни одной теории, потому что не знал математики. Доказательств же того, что Ломоносов не знал математики, не приводится.

Нет такой ситуации, для которой Салахутдинов не сконструировал бы объяснения. Пусть оно выглядит и нелепым, но «разоблачитель» твердо стоит на своем. Почему ряду советских физиков присвоили Нобелевскую премию? Да потому, что шведские академики жалели их, знали, как им тяжело живется в Советском Союзе. Вот поэтому и дали. И тут Салахутдинов изрекает: двоим из них я бы премию не дал ни при каких обстоятельствах!

В общем, как сказано у Ильфа и Петрова: «Остапа несло». И это, конечно, забавно. Однако эти бредовые идеи находят питательную почву. А эта почва – резкое снижение в обществе уровня знаний, обесценивание научной парадигмы. Широкое поле деятельности для таких вот «искателей истины».

Снимок в открытие статьи: фрагмент знаменитой «Формулы Циолковского» на фоне графического портрета Константина Циолковского работы художника Бориса Тальберга в Государственном музее истории космонавтики имени Константина Циолковского / Фото: Александр Овчинников/ТАСС

Источник новости

Читайте также: